Кто в Казахстане пытается влиять на сознание масс? Оппозиционеры-тяжеловесы, молодые гражданские активисты, лидеры общественного мнения, СМИ. Вера многих из них в собственную правду подкреплена или жаждой славы, или финансовыми обязательствами.

Особенность казахстанской оппозиции заключается в том, что путь в нее, как правило, начинается с двух отправных точек. Это либо попытка прикрыть свои криминальные дела, либо «повышение» по службе у грантодателя.

Так называемые ЛОМы стали уже именем нарицательным. Беззастенчиво скармливая публике проплаченную информацию, они даже не заметили, как превратились в образчик самой пошлой ангажированности.

Самые интересные факты — здесь, в полной энциклопедии главных активистов Казахстана.

Арон Атабек

Общая информация

Общая информация

Родился 31 января 1953 года в Калмыкской ССР (РСФСР).
Имя при рождении — Арон Кабышевич Нутушев. С 2005 года – Арон Едигеев.

Семья: Отец – Кабыш Нутушев. Мать – Жания Нутушева. Дети – Алма Нутушева, Айдана Айдархан, Асар Айдархан.

Поэт и политик, евразиец, алтын-ордист. Верит в Тенгри, почитает Аруахов — духов предков.

Список книг Атабека:
  • «Алаш и казахская нация», Москва, «ХАК», 1991.
  • «Кочевье памяти по знакам Зодиака», Алматы, 1998.
  • «Йоллыг-тегин. Памятник Куль-Тегина», Алматы, 2000.
  • «Махамбет. Өлеңдер. Стихи», Алматы, 2002.
  • «Женщина-муза», Алматы, 2003.
  • «Тамга Небесного Кагана», Алматы, 2004.
  • «Махамбет и эпоха», рукопись 2004.
  • «Шанырак. Восстание бездомных», Алматы, 2008.
  • «Назарбаевщина и Революция», «Назарбаевщина и Поэзия», Алматы, 2009.
  • «Сердце мира или Великий Евразийский Каганат – Алтын Орда», Алматы, 2012.
  • «Ре-Зона-нс», утерянные, восстановленные стихи, рукопись. Каражал, Аркалык, 2008-2012.
  • «Стихография», утерянные, но восстановленные стихи, рукопись. Алматы, Каражал, Аркалык, 2008-2012.
  • «Анти-Наз», 2013. Конфискована, рукопись отправлена в КНБ.
  • «Каганат», 2013. Конфискована, рукопись отправлена в КНБ.
  • «Сердце Евразии», 2013. Нет данных.
  • «Алаш и казахская нация», Москва, «ХАК», 1991.
  • «Кочевье памяти по знакам Зодиака», Алматы, 1998.
  • «Йоллыг-тегин. Памятник Куль-Тегина», Алматы, 2000.
  • «Махамбет. Өлеңдер. Стихи», Алматы, 2002.
  • «Женщина-муза», Алматы, 2003.
  • «Тамга Небесного Кагана», Алматы, 2004.
  • «Махамбет и эпоха», рукопись 2004.
  • «Шанырак. Восстание бездомных», Алматы, 2008.
  • «Назарбаевщина и Революция», «Назарбаевщина и Поэзия», Алматы, 2009.
  • «Сердце мира или Великий Евразийский Каганат – Алтын Орда», Алматы, 2012.
  • «Ре-Зона-нс», утерянные, восстановленные стихи, рукопись. Каражал, Аркалык, 2008-2012.
  • «Стихография», утерянные, но восстановленные стихи, рукопись. Алматы, Каражал, Аркалык, 2008-2012.
  • «Анти-Наз», 2013. Конфискована, рукопись отправлена в КНБ.
  • «Каганат», 2013. Конфискована, рукопись отправлена в КНБ.
  • «Сердце Евразии», 2013. Нет данных.

Предыстория

Предыстория

Атабек впервые попал в Казахстан в 1971 году. Окончил филологический факультет Казахского Государственного Университета. После окончания проходил стажировку аспирантуры при кафедре монголистики и тюркологии ЛГУ, работал редактором Госкино и издательства «Мектеп», преподавал в ряде алматинских вузов. Выступал в качестве поэта, публициста, переводчика, писал критические статьи о проблемах кино, а также работы по проблемам тюркологии.

Как написано в интернет-энциклопедии Wikipedia, Атабек — участник декабрьского выступления казахской молодежи в 1986 году в Алма-Ате (Желтоксан-86). После в течение двух лет якобы «был вынужден скрываться в глубинке Казахстана».

В апреле 1989 года — инициатор исторического документа «Политические требования. Письмо к I съезду народных депутатов СССР». В письме выдвигались требования: а) пересмотр политической оценки Политбюро ЦК КПСС по поводу волнений, проходивших в декабре 1986 года и освобождение всех участников протеста; б) предоставление Казахстану государственного суверенитета.

В августе 1989 года Атабек организовал первое в Казахстане казахское национал-патриотическое общество «Жеруюк». В ноябре 1989 года, от имени общества «Жеруюк», лично подал заявление в горисполком города Алма-Аты с просьбой разрешить провести тризну в память жертв декабрьских событий 1986 года в Алма-Ате. «Последовали гонения, общество «Жеруюк» было ликвидировано».

13 декабря 1989 по инициативе Атабека и соратников из «Жеруюк» и «Желтоксан» был проведен первый в истории митинг, в здании мединститута, в память жертв декабрьских событий. С декабря 1989 по январь 1990 года в Алма-Ате проходили митинги в ознаменование третьей годовщины Желтоксана.

В апреле 1990 года Атабек объявил о создании партии национальной независимости «Алаш» и стал ее председателем. Издавал нелегальную газету с одноименным названием и был организатором «ряда крупных политических манифестаций в Алма-Ате».

В 1991 году «из-за репрессий Атабек вынужден уехать в Москву», где наладил выпуск политической газеты «ХАК» и издал брошюру «Алаш и казахская нация».

По другой информации, Атабек был изгнан из партии за финансовые махинации.
«В 1991 году члены исламской фракции партии "Алаш", в отсутствие первого руководителя, совершают попытку смещения с должности муфтия Казахстана Ратбека Нысанбаева, в результате которой несколько алашевцев оказываются под арестом. Атабек, не разделяя метод борьбы исламской фракции, и заклеймив злополучный «переворот» как политическую ошибку, тем не менее предпринимает ряд попыток по освобождению арестованных исламистов, членов партии "Алаш".

По его инициативе и на его средства из Москвы прибыли трое адвокатов, еще двоих прислал Народный Фронт Азербайджана; были мобилизованы отечественные, московские и зарубежные СМИ и правозащитные организации; было получено от заместителя председателя Верховного Совета РСФСР Рамазана Абдулатипова письмо-ходатайство в адрес Президента Назарбаева с просьбой о помиловании алашевцев».
«В 1991 году члены исламской фракции партии "Алаш", в отсутствие первого руководителя, совершают попытку смещения с должности муфтия Казахстана Ратбека Нысанбаева, в результате которой несколько алашевцев оказываются под арестом. Атабек, не разделяя метод борьбы исламской фракции, и заклеймив злополучный «переворот» как политическую ошибку, тем не менее предпринимает ряд попыток по освобождению арестованных исламистов, членов партии "Алаш".

По его инициативе и на его средства из Москвы прибыли трое адвокатов, еще двоих прислал Народный Фронт Азербайджана; были мобилизованы отечественные, московские и зарубежные СМИ и правозащитные организации; было получено от заместителя председателя Верховного Совета РСФСР Рамазана Абдулатипова письмо-ходатайство в адрес Президента Назарбаева с просьбой о помиловании алашевцев».
Однако есть и другое видение происходивших тогда событий:
«В декабре 1991 г. алашевские активисты учинили резонансные беспорядки в Алма-Атинской мечети, выразившиеся в драке со сторонниками нового казахстанского муфтия (при этом муфтий получил перелом руки). В ответ власти арестовали нескольких активистов "Алаш", в том числе Р. Нутушева (Рашид Нутушев, брат Арона – прим.). Органы завели дело и на А. Нутушева (Атабека), за "оскорбление чести и достоинства" Президента Казахстана. 29 июля 1992 г. в московской квартире Нутушева в Москве сотрудники казахстанской милиции, при поддержке московской, произвели обыск.

Лидер "Алаш" укрылся в посольстве Азербайджана, и попросил у президента Азербайджана Эльчибея политического убежища, которое было ему предоставлено. 6 августа 1992 г. А. Нутушев (Атабек) улетел в Баку, где стал заниматься коммерческой деятельностью».
«В декабре 1991 г. алашевские активисты учинили резонансные беспорядки в Алма-Атинской мечети, выразившиеся в драке со сторонниками нового казахстанского муфтия (при этом муфтий получил перелом руки). В ответ власти арестовали нескольких активистов "Алаш", в том числе Р. Нутушева (Рашид Нутушев, брат Арона – прим.). Органы завели дело и на А. Нутушева (Атабека), за "оскорбление чести и достоинства" Президента Казахстана. 29 июля 1992 г. в московской квартире Нутушева в Москве сотрудники казахстанской милиции, при поддержке московской, произвели обыск.

Лидер "Алаш" укрылся в посольстве Азербайджана, и попросил у президента Азербайджана Эльчибея политического убежища, которое было ему предоставлено. 6 августа 1992 г. А. Нутушев (Атабек) улетел в Баку, где стал заниматься коммерческой деятельностью».
По утвержденной Атабеком версии его дальнейшей биографии события развивались так:
«В апреле 1992 года Атабек, получив официальное приглашение от президента Азербайджана Абульфаза Ельчибея, уезжает вместе с семьей и несколькими верными соратниками в Баку. Казахстанская и азербайджанская стороны проведут ряд переговоров, в результате Азербайджан не выполнит своих обязательств по предоставлению политического убежища.

Будучи в вынужденной политической эмиграции, Атабек становится инициатором создания комитета "Туркестан" (в него вошли оппозиционеры-эмигранты из Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Туркменистана), принимает участие в инспекторских поездках по Карабаху и Чечне. Принимает участие в Первом Всемирном Курултае Тюркских Народов в городе Анталья, Турция. С приходом к власти в Азербайджане Г. Алиева в 1993 году Атабек покидает Азербайджан и несколько месяцев вместе с супругой и меленькими детьми пребывает на территории Северного Кавказа. В том же году приезжает в Москву. Семья переезжает в Алма-Ату к родственникам, сам Атабек несколько лет проводит в России. Только в 1996 году Атабек окончательно возвращается в Казахстан».
«В апреле 1992 года Атабек, получив официальное приглашение от президента Азербайджана Абульфаза Ельчибея, уезжает вместе с семьей и несколькими верными соратниками в Баку. Казахстанская и азербайджанская стороны проведут ряд переговоров, в результате Азербайджан не выполнит своих обязательств по предоставлению политического убежища.

Будучи в вынужденной политической эмиграции, Атабек становится инициатором создания комитета "Туркестан" (в него вошли оппозиционеры-эмигранты из Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Туркменистана), принимает участие в инспекторских поездках по Карабаху и Чечне. Принимает участие в Первом Всемирном Курултае Тюркских Народов в городе Анталья, Турция. С приходом к власти в Азербайджане Г. Алиева в 1993 году Атабек покидает Азербайджан и несколько месяцев вместе с супругой и меленькими детьми пребывает на территории Северного Кавказа. В том же году приезжает в Москву. Семья переезжает в Алма-Ату к родственникам, сам Атабек несколько лет проводит в России. Только в 1996 году Атабек окончательно возвращается в Казахстан».
С 1996 по 2002 годы Атабек не занимался политической деятельностью, однако «не исключает возможность дальнейшего преследования и ареста».
«Не имея постоянного заработка и документов, он был вынужден скитаться по съемным квартирам и дачам. В 1998 Атабек публикует свой поэтический сборник. С 1998–2000 занимается переводом на русский «Памятника Куль-Тегина» (732 г. н. э.) — древне-тюркской поэтической стелы. Уникальный поэтический перевод с научным комментарием (до этого известны переводы в жанре научной прозы В. Томсена, В. Радлова и др.) «Йоллыг-тегин. Памятник Куль-Тегина» издан в 2000 году на средства друзей. С 2003 по 2005 работает редактором в литературном журнале «Amanat» при «Международном клубе любителей поэзии Абая».

В 2004 году вновь активно включается в политическую жизнь Казахстана, став организатором и председателем общества «Казак Улты». Принимает участие в ряде акций ДВК и других оппозиционных партий. В марте 2005 года Атабек организует Народный Фронт Казахстана «Казак Мемлекети». В июне того же года становится инициатором движения за права бездомных казахов и создает систему «коллективной самообороны» для самостройных массивов в микрорайонах Айгерим, Шанырак, Бакай, Улжан и др., а также для жителей общежитий, подвергающихся насильственному выселению (Нархоз, АХБК и др.). Арон Атабек получает новые документы с фамилией Едигеев».
«Не имея постоянного заработка и документов, он был вынужден скитаться по съемным квартирам и дачам. В 1998 Атабек публикует свой поэтический сборник. С 1998–2000 занимается переводом на русский «Памятника Куль-Тегина» (732 г. н. э.) — древне-тюркской поэтической стелы. Уникальный поэтический перевод с научным комментарием (до этого известны переводы в жанре научной прозы В. Томсена, В. Радлова и др.) «Йоллыг-тегин. Памятник Куль-Тегина» издан в 2000 году на средства друзей. С 2003 по 2005 работает редактором в литературном журнале «Amanat» при «Международном клубе любителей поэзии Абая».

В 2004 году вновь активно включается в политическую жизнь Казахстана, став организатором и председателем общества «Казак Улты». Принимает участие в ряде акций ДВК и других оппозиционных партий.

В марте 2005 года Атабек организует Народный Фронт Казахстана «Казак Мемлекети». В июне того же года становится инициатором движения за права бездомных казахов и создает систему «коллективной самообороны» для самостройных массивов в микрорайонах Айгерим, Шанырак, Бакай, Улжан и др., а также для жителей общежитий, подвергающихся насильственному выселению (Нархоз, АХБК и др.). Арон Атабек получает новые документы с фамилией Едигеев».

Политика абсурдиста

Политика абсурдиста

14 июля 2006 года в алматинском микрорайоне «Шанырак» городские власти запланировали снос домов, построенных на самозахваченных землях. Ранее подобное уже происходило в микрорайоне «Бакай».

Вот как вспоминал о событиях того времени председатель общественного объединения «Талмас» Айнур Курманов:
«Жителей "Шанырака" всколыхнул массовый снос домов в "Бакае" 7 июля 2006 года… В том районе жило много полицейских, поэтому жителям были известны дата и время предстоящего сноса и они были готовы к обороне. Я сам был там 8, 9 и 10 июня и видел, как люди строили баррикады, готовили бутылки с зажигательной смесью, палки, камни. В "Шанырак" стягивались и жители снесенного "Бакая". Все это было известно и властям. И я в своих статьях предупреждал: люди готовятся, это приведет к кровопролитию…

В 3 часа утра 14 июля в "Шанырак" приехали пожарные расчеты. Но их отгоняли камнями. Первый штурм начался около 5 часов. Рота СОБРа пыталась пройти в центр "Шанырака-1" в районе лога, но была остановлена местными жителями. Первый сотрудник полиции – командир роты – оказался в руках местных жителей. Люди потребовали прекратить новые попытки штурма, потому что они захватили полицейского, но им сначала не поверили. А когда выстроили СОБРовцев, оказалось: нет командира роты. После переговоров, которые вели общественные деятели Маржан Аспандиярова, Салим Оразалиев и другие, командира отпустили под честное слово полицейских, что штурма в этот день больше не будет. Но представители власти слово не сдержали.

К 8-9 часам утра на место событий был стянут практически весь гарнизон полиции города, микрорайон оцепили. Я туда приехал раньше, где-то в 6 утра. Везде валялись разбитые бутылки с зажигательной смесью, кое-где горел бензин. Второй штурм начался в 9 утра – уже с применением большого количества спецтехники, водометов, светошумовых гранат. Атаковали с нескольких сторон одновременно. Цель была практически достигнута, но жители сгруппировались. В основном это были молодые люди, но среди них я заметил женщин и даже подростков. В итоге и эта попытка штурма окончилась неудачей. Жители подожгли пожарную машину, разбили полицейский автомобиль. Множество полицейских получили травмы – как и местные жители, в которых стреляли резиновыми пулями, избивали дубинками, применяли против них светошумовые гранаты и слезоточивый газ.

В какой-то момент полицейские силы были рассеяны, многие стражи порядка бежали, побросав амуницию – каски, щиты, дубинки и т. д. Местные жители вооружились всем этим, к тому же в их руках оказались еще трое полицейских. Часам к 11 произошел какой-то конфликт между жителями и сотрудником полиции Асетом Бейсеновым, которого в итоге подожгли».
«Жителей "Шанырака" всколыхнул массовый снос домов в "Бакае" 7 июля 2006 года… В том районе жило много полицейских, поэтому жителям были известны дата и время предстоящего сноса и они были готовы к обороне. Я сам был там 8, 9 и 10 июня и видел, как люди строили баррикады, готовили бутылки с зажигательной смесью, палки, камни. В "Шанырак" стягивались и жители снесенного "Бакая". Все это было известно и властям. И я в своих статьях предупреждал: люди готовятся, это приведет к кровопролитию…

В 3 часа утра 14 июля в "Шанырак" приехали пожарные расчеты. Но их отгоняли камнями. Первый штурм начался около 5 часов. Рота СОБРа пыталась пройти в центр "Шанырака-1" в районе лога, но была остановлена местными жителями. Первый сотрудник полиции – командир роты – оказался в руках местных жителей. Люди потребовали прекратить новые попытки штурма, потому что они захватили полицейского, но им сначала не поверили. А когда выстроили СОБРовцев, оказалось: нет командира роты. После переговоров, которые вели общественные деятели Маржан Аспандиярова, Салим Оразалиев и другие, командира отпустили под честное слово полицейских, что штурма в этот день больше не будет. Но представители власти слово не сдержали.

К 8-9 часам утра на место событий был стянут практически весь гарнизон полиции города, микрорайон оцепили. Я туда приехал раньше, где-то в 6 утра. Везде валялись разбитые бутылки с зажигательной смесью, кое-где горел бензин. Второй штурм начался в 9 утра – уже с применением большого количества спецтехники, водометов, светошумовых гранат. Атаковали с нескольких сторон одновременно. Цель была практически достигнута, но жители сгруппировались. В основном это были молодые люди, но среди них я заметил женщин и даже подростков. В итоге и эта попытка штурма окончилась неудачей. Жители подожгли пожарную машину, разбили полицейский автомобиль. Множество полицейских получили травмы – как и местные жители, в которых стреляли резиновыми пулями, избивали дубинками, применяли против них светошумовые гранаты и слезоточивый газ.

В какой-то момент полицейские силы были рассеяны, многие стражи порядка бежали, побросав амуницию – каски, щиты, дубинки и т. д. Местные жители вооружились всем этим, к тому же в их руках оказались еще трое полицейских. Часам к 11 произошел какой-то конфликт между жителями и сотрудником полиции Асетом Бейсеновым, которого в итоге подожгли».
Курманов рассказывал, что в 18-19 часов власти приняли решение о снятии осады. Последнего заложника жители отпустили около 19 часов.
Отвечая на вопрос, почему ответственность за произошедшее власти возложили на Атабека, Курманов отметил, что у того «были достаточно прохладные (если не сказать больше) отношения с оппозицией». Не было достаточной поддержки со стороны либеральных общественных кругов. При этом Курманов подтверждает: власти боялись Атабека, ведь именно он реально влиял на настроения жителей.
«Где-то к 12 или 13 часам 14 июля в "Шаныраке" собралось уже более 5 тысяч человек, которые прибыли из соседних микрорайонов. Они были готовы двинуться в город. И к этой толпе по дороге присоединились бы еще десятки тысяч. Арон остановил их, сказав: главная цель – защитить от сноса свои дома, а не громить город», — вспоминал Курманов.
«Где-то к 12 или 13 часам 14 июля в "Шаныраке" собралось уже более 5 тысяч человек, которые прибыли из соседних микрорайонов. Они были готовы двинуться в город. И к этой толпе по дороге присоединились бы еще десятки тысяч. Арон остановил их, сказав: главная цель – защитить от сноса свои дома, а не громить город», — вспоминал Курманов.
В течение месяца после этих событий около ста человек были арестованы, 24 осуждены на различные сроки заключения. Судебный процесс длился около 8 месяцев, состоялось 66 судебных заседаний, были допрошены 137 человек.

В итоге суд Алматы вынес приговор по уголовному делу о массовых беспорядках и умышленном убийстве полицейского в городском микрорайоне «Шанырак» летом 2006 года.

Суд признал виновным Арона Едигеева в организации этих беспорядков и приговорил его к 18 годам лишения свободы, а также осудил на 16 лет заключения Курмангазы Отегенова, признанного виновным в убийстве полицейского.

К различным срокам заключения были приговорены остальные участники массовых беспорядков. В частности, двое мужчин приговорены к 14 и 15 годам лишения свободы, две женщины осуждены на 1 год условно каждая, остальные получили по 3 года заключения условно.

Стоит отметить, что находясь в заключении Атабек продолжает публиковаться. Например, он систематически публикует «Письма абсурдиста», в которых рассказывает о происходящих в его жизни событиях:
«Обращение (Письмо №3 в адрес Хамзиной Марии)

Привет из Павлокичи! Дорогие друзья! Соратники, единомышленники, фанаты! Истинные арийцы (= арайцы – небопоклонники)! Ура, алга! Ха – ха – ха! Я, тот самый поэт – диссидент – политзэк Арон АТАБЕК (для братьев – зэков Атаба, для ментов осуждённый Едигеев. Ха-ха-ха!) Обращаюсь к Вам, т.е. ко всему арийско – арайско – фанатскому сообществу – с просьбой поддержать мой новый проект.

Дело в том, что (как Вы и сами знаете, ха-ха-ха!) мой сайт (блог на ФБ) «Atabek – turma», который с 2015 года, по моему поручению, открыла и вела АЛИЯ Прекрасная Алипова – был закрыт «!» в марте 2018 года. Увы, увы! Ха-ха-ха! Думаю, без вмешательства «компетентных органов» - тут НЕ обошлось! Ха-ха-ха!

Тогда я попросил БАХУ Прекрасную Торегожину (= моя правозащитно – фронтовая жена, брак зарегистрирован на небесах, в канцелярии Тенгри – Умай, а также в спецотделе «крытки», УЧ УК 161/12, г.Аркалык, 2013! Ха-ха-ха!) – Короче, попросил перевести этот сайт (блог) на её аккаунт в ФБ и вести самой (подобрав помощницу для тех - работ!). Но в ответ – тишина! Ха-ха-ха!

После этого обе Прекрасные Дамы перестали «!» мне писать свои изысканные, любовно – эротические (вах - вах! весьма вдохновляющие на секс, поэзию и Революцию! Ха-ха-ха!) письма. Точнее,стали присылать мне т.называемые «письма без писем» «!», т.е. просто газеты! Ха-ха-ха!».

Письмо №3 в адрес Хамзиной Марии
«Привет из Павлокичи! Дорогие друзья! Соратники, единомышленники, фанаты! Истинные арийцы (= арайцы – небопоклонники)! Ура, алга! Ха – ха – ха! Я, тот самый поэт – диссидент – политзэк Арон АТАБЕК (для братьев – зэков Атаба, для ментов осуждённый Едигеев. Ха-ха-ха!) Обращаюсь к Вам, т.е. ко всему арийско – арайско – фанатскому сообществу – с просьбой поддержать мой новый проект.

Дело в том, что (как Вы и сами знаете, ха-ха-ха!) мой сайт (блог на ФБ) «Atabek – turma», который с 2015 года, по моему поручению, открыла и вела АЛИЯ Прекрасная Алипова – был закрыт «!» в марте 2018 года. Увы, увы! Ха-ха-ха! Думаю, без вмешательства «компетентных органов» - тут НЕ обошлось! Ха-ха-ха!

Тогда я попросил БАХУ Прекрасную Торегожину (= моя правозащитно – фронтовая жена, брак зарегистрирован на небесах, в канцелярии Тенгри – Умай, а также в спецотделе «крытки», УЧ УК 161/12, г.Аркалык, 2013! Ха-ха-ха!) – Короче, попросил перевести этот сайт (блог) на её аккаунт в ФБ и вести самой (подобрав помощницу для тех - работ!). Но в ответ – тишина! Ха-ха-ха!

После этого обе Прекрасные Дамы перестали «!» мне писать свои изысканные, любовно – эротические (вах - вах! весьма вдохновляющие на секс, поэзию и Революцию! Ха-ха-ха!) письма. Точнее,стали присылать мне т.называемые «письма без писем» «!», т.е. просто газеты! Ха-ха-ха!».
В сентябре 2012 года в Алматы группа гражданских активистов начала ремонт дома Арона Атабека. Они переложили протекавшую крышу над двухкомнатной квартирой в старом барачном доме, где проживали жена поэта, его сын и дочь.

Политик Серикжан Мамбеталин тогда рассказал, что идея асара родилась в сообществе социальной сети Фейсбук. Другой участник акции — Бейбит Абдигулов — признался, что ему обидно за народ, который позволяет, чтобы семья Арона Атабека жила в таких условиях.

При этом, жена Атабека Жайнагуль Айдархан сначала была против ремонта:
«Нет, конечно, ремонт делать надо, тем более что крыша протекает. Но я не хотела шума, топота, не хотела нарушения ауры, которая меня окружает в этом доме и к которой я привыкла», — говорила она.
«Нет, конечно, ремонт делать надо, тем более что крыша протекает. Но я не хотела шума, топота, не хотела нарушения ауры, которая меня окружает в этом доме и к которой я привыкла», — говорила она.
Известно, что позднее Мамбеталин приобрел для семьи Атабека квартиру стоимостью $150 тысяч.

Сын Арона Атабека Аскар Айдархан — ньюсрайтер сайта «Азаттык» на русском языке. На Азаттыке — с 2015 года.

14 июля 2019 года в 19:00 «журналистка и арт-активистка» Айдана Айдархан «совершила поэтическую акцию у памятника Абаю Кунанбаеву и потребовала освобождения своего отца — Арона Атабека, поэта и диссидента, и других политических заключенных».
На поэтическую акцию Айдана Айдархан вышла с плакатом с изображением Арона Атабека, подписью «Поэт в заключении» и хэштегами #freearonatabek и #shanyrakkabostandyq. В рамках своей акции Айдана Айдархан сделала заявление и прочитала стихи отца. Во время чтения стихов Айдана была задержана полицейскими.

О своей арт-акции Айдана Айдархан сообщила со своих личных аккаунтов в Твиттере и Инстаграм днем 14 июля. В своем посте в Айдархан написала:
«Я не видела своего папу уже 13 лет. Он жив. Он не уходил из семьи. Он – политический заключённый Арон Атабек. Поэт, который стал защитником людей, чьи дома власти отдали под снос, не предлагая никакой компенсации».
«Я не видела своего папу уже 13 лет. Он жив. Он не уходил из семьи. Он – политический заключённый Арон Атабек. Поэт, который стал защитником людей, чьи дома власти отдали под снос, не предлагая никакой компенсации».
В настоящее время на странице Айданы в Инстаграм значится, что она — «феминистка, журналистка, SJW» (SJW – борец за социальную справедливость, уничижительный термин для человека, который проповедует социально прогрессивные взгляды: феминизм, мультикультурализм и др., отстаивая их в агрессивной манере – прим.).

Последний ее пост, посвященный отцу, датирован 31 июля 2020 года.
«Коронавируса вроде нет, но руки отнимаются. просит оформить инвалидность, требовать освободить его. Сегодня впервые за долгие годы мне дали переговорить с моим отцом! Если кто не знает, это Арон Атабек – поэт и диссидент, который уже больше 14 лет отбывает тюремный срок за то, чего не совершал. Для него действует негласный запрет на звонки.

Вчера в интернете появилась информация, что он заболел. Я обрывала все телефоны тюрьмы, но мне так никто и не предоставил информацию о его здоровье. Тогда я написала пост с просьбой оставить комментарии на странице Департамента УИК Павлодара. Вечером мне пришло сообщение от этого же аккаунта: "Напишите свой номер телефона. Ваш отец вам позвонит". Я не поверила своим глазам! Спасибо каждому, кто не остался в стороне и требовал информации вместе со мной. В итоге, сегодня, его отвели к начальнику тюрьмы. Тот передал ему трубку, видимо, не сказав, с кем соединяет. Когда папа наконец узнал мой голос, то очень обрадовался, стал расспрашивать меня, откуда я звоню, как у нас дела, как мама.

Рассказал о своем самочувствии: «У меня всё нормально, в принципе, нормально, пойдет… Нет, особо не болею, руки, правда, отказывают». Попросил выслать ему в конверте пачку лекарств "Артсила". "У меня пальцы не сжимаются и руки не поднимаются. Писать могу, кушать могу. Ручку, ложку держу, остальное ничего не могу поднять. Вот прошу вас, и бастыка тоже просил, оформить мне по рукам инвалидность. Сообщи правозащитникам".

Сказал, что об эпидемии знает, пообещал прислать письмо о короновирусе. Он мне рассказал, что его записали на видео».
«Коронавируса вроде нет, но руки отнимаются. просит оформить инвалидность, требовать освободить его. Сегодня впервые за долгие годы мне дали переговорить с моим отцом! Если кто не знает, это Арон Атабек – поэт и диссидент, который уже больше 14 лет отбывает тюремный срок за то, чего не совершал. Для него действует негласный запрет на звонки.

Вчера в интернете появилась информация, что он заболел. Я обрывала все телефоны тюрьмы, но мне так никто и не предоставил информацию о его здоровье. Тогда я написала пост с просьбой оставить комментарии на странице Департамента УИК Павлодара. Вечером мне пришло сообщение от этого же аккаунта: "Напишите свой номер телефона. Ваш отец вам позвонит". Я не поверила своим глазам! Спасибо каждому, кто не остался в стороне и требовал информации вместе со мной. В итоге, сегодня, его отвели к начальнику тюрьмы. Тот передал ему трубку, видимо, не сказав, с кем соединяет. Когда папа наконец узнал мой голос, то очень обрадовался, стал расспрашивать меня, откуда я звоню, как у нас дела, как мама.

Рассказал о своем самочувствии: «У меня всё нормально, в принципе, нормально, пойдет… Нет, особо не болею, руки, правда, отказывают». Попросил выслать ему в конверте пачку лекарств "Артсила". "У меня пальцы не сжимаются и руки не поднимаются. Писать могу, кушать могу. Ручку, ложку держу, остальное ничего не могу поднять. Вот прошу вас, и бастыка тоже просил, оформить мне по рукам инвалидность. Сообщи правозащитникам".

Сказал, что об эпидемии знает, пообещал прислать письмо о короновирусе. Он мне рассказал, что его записали на видео».