Кто в Казахстане пытается влиять на сознание масс? Оппозиционеры-тяжеловесы, молодые гражданские активисты, лидеры общественного мнения, СМИ. Вера многих из них в собственную правду подкреплена или жаждой славы, или финансовыми обязательствами.

Особенность казахстанской оппозиции заключается в том, что путь в нее, как правило, начинается с двух отправных точек. Это либо попытка прикрыть свои криминальные дела, либо «повышение» по службе у грантодателя.

Так называемые ЛОМы стали уже именем нарицательным. Беззастенчиво скармливая публике проплаченную информацию, они даже не заметили, как превратились в образчик самой пошлой ангажированности.

Самые интересные факты — здесь, в полной энциклопедии главных активистов Казахстана.

Азанов Бауыржан

Общая информация

Общая информация

Азанов Бауыржан Аскарбекович родился 28 октября 1977 года.

Адвокат.

Стартовая площадка

Стартовая площадка

В марте 2018 года жительница села Абай Сарыагашского района Южно-Казахстанской области Шарипа Батырбекова рассказала журналистам, что ее семилетний внук с августа 2017 года неоднократно подвергался старшеклассниками избиениям и изнасилованиям. Несмотря на то, что она обратилась в полицию сразу же после первого случая насилия, ее заявление приняли лишь с третьего раза.

Шарипа Батырбекова рассказала, что ходила с жалобой к родителям старшеклассников и руководству школы, где они учатся. По словам женщины, у внука появились проблемы со слухом и зрением, он постоянно испытывал чувство страха.

Директор общеобразовательной средней школы имени Баласагуна, учеников которой пенсионерка обвиняла в насилии, Бейбиткуль Селтанова сообщила СМИ, что «эти ученики учатся посредственно, но отличаются хорошим поведением и за ними не замечали хулиганских выходок». Она заявила, что все сказанное жительницей села Шарипой Батырбековой бездоказательно.

В пресс-службе Департамента внутренних дел по Южно-Казахстанской области сообщили о возбуждении уголовного дела в связи с информацией об изнасиловании ребенка. В сообщении ДВД говорилось, что проводится расследование по ч. 4 ст. 121 Уголовного кодекса «Насильственные действия сексуального характера в отношении заведомо малолетнего».

Сообщение о предполагаемом изнасиловании ребенка получило широкое распространение в казахстанском сегменте социальных сетей и в местных СМИ. На этом фоне власти ЮКО объявили об освобождении от занимаемых должностей нескольких должностных лиц.

Буквально через два дня история с изнасилованием ребенка превратилась в инструмент пиара для ряда высокопоставленных чиновников и некоторых представителей общественности. Так, к делу подключился Бауыржан Азанов, ставший в одночасье самым известным адвокатом страны.

14 марта в ДВД ЮКО из Управления по делам семьи, детей и молодежи поступило ходатайство о помещении семилетнего мальчика, об изнасиловании которого заявляла его бабушка, в Центр адаптации несовершеннолетних для обеспечения его личной безопасности.
«Органами внутренних дел с бабушкой мальчика на вокзале города Шымкент проведена беседа, в ходе которой ей разъяснены сущность постановления следователя об обеспечении безопасности и права на защиту со стороны государства.

После этого бабушка мальчика приняла решение воспользоваться правом на защиту со стороны государства и вместе с сотрудниками полиции и органами опеки проследовала в ДВД ЮКО, где в настоящее время решается вопрос о помещении их в безопасное место», — говорилось в сообщении полиции.
«Органами внутренних дел с бабушкой мальчика на вокзале города Шымкент проведена беседа, в ходе которой ей разъяснены сущность постановления следователя об обеспечении безопасности и права на защиту со стороны государства.

После этого бабушка мальчика приняла решение воспользоваться правом на защиту со стороны государства и вместе с сотрудниками полиции и органами опеки проследовала в ДВД ЮКО, где в настоящее время решается вопрос о помещении их в безопасное место», — говорилось в сообщении полиции.
В ДВД пообещали, что в кратчайшие сроки на основании постановления органа расследования в Астане будет проведена комплексная судебно-медицинская экспертиза с привлечением высококвалифицированных специалистов узкого профиля.

Руководитель добровольного общества «Милосердие» Аружан Саин на своей странице Фейсбук написала, что бабушку с внуком сняли с поезда:
«Семью бабушки и семилетнего ребенка, который рассказал о насилии над ним, силой сняли с поезда, на котором они выехали в Алматы и повезли в ДВД ЮКО!

Провожающим позвонил сопровождающий бабушки и внука, Динмухамед, прокричал в трубку "Нас забирают с поезда, помогите" и связь прервалась».
«Семью бабушки и семилетнего ребенка, который рассказал о насилии над ним, силой сняли с поезда, на котором они выехали в Алматы и повезли в ДВД ЮКО!

Провожающим позвонил сопровождающий бабушки и внука, Динмухамед, прокричал в трубку "Нас забирают с поезда, помогите" и связь прервалась».
К зданию ДВД приехали местные журналисты. Через некоторое время к ним вышел законный представитель ребенка.
«В 20.17 мы должны были сесть на поезд. Они пришли и нас задержали, их было 20-30 человек. Говорили, что мы незаконно перевозим мальчика с его места жительства, якобы только мать может его перевозить. Доверенность у меня попросили, я предоставил. Была его бабушка и сестра, они сказали: отвезем мальчика в реабилитационный центр», — рассказал Динмухамед Артыков.
«В 20.17 мы должны были сесть на поезд. Они пришли и нас задержали, их было 20-30 человек. Говорили, что мы незаконно перевозим мальчика с его места жительства, якобы только мать может его перевозить. Доверенность у меня попросили, я предоставил. Была его бабушка и сестра, они сказали: отвезем мальчика в реабилитационный центр», — рассказал Динмухамед Артыков.
Тогда же стало известно, что уполномоченный по правам ребенка в Казахстане Загипа Балиева вылетела в Шымкент. Она заявила, что возьмет дело мальчика под личный контроль и что бабушка мальчика уже обращалась по таким фактам и в 2016 году.

Через два дня после первого сообщения о совершенном преступлении мальчик вместе с бабушкой оказался в Астане. А Азанов уже давал пресс-конференцию. На ней он заявил: все действия правоохранительных органов, происходящие в отношении школьника из ЮКО и его семьи, нельзя назвать законными и правомерными.
«Прошло уже три дня, но я не видел ни одного действия, которое может быть названо законным и правомерным. Все, что происходит вокруг бабушки и ребенка, я не могу назвать законным и действительно происходящим в интересах ребенка и бабушки», — сказал Азанов.
«Прошло уже три дня, но я не видел ни одного действия, которое может быть названо законным и правомерным. Все, что происходит вокруг бабушки и ребенка, я не могу назвать законным и действительно происходящим в интересах ребенка и бабушки», — сказал Азанов.
Помимо него на пресс-конференции присутствовали: доверенное лицо потерпевшего мальчика, матери, тети и бабушки потерпевшего Курмангазы Мусир, Аружан Саин и заместитель директора КМБПЧ Роза Акылбекова.

Главное — побольше шума

Главное — побольше шума

Практически сразу Азанов вступил в конфронтацию с Загипой Балиевой. Он запретил проводить без присутствия его и матери мальчика какие-либо медицинские экспертизы и организовывать встречи ребенка со СМИ и общественностью.

В телефонном разговоре Азанов указал омбудсмену на незаконность врачебного вмешательства без разрешения мамы мальчика. Мать в свою очередь попросила, чтобы учитывали ее письмо-обращение, в котором она требовала не проводить без нее никаких следственных действий.
«Госпожа Балиева, 16 марта мы будем в Астане. Требую, прошу вас не разрешать каких-либо экспертиз без нашего присутствия, мама ребенка находится со мной рядом, это ее волеизъявление. Мы до сих пор не знаем, где ребенок, где его бабушка, тетя, нам не дают адреса, мы звонили родным, но все телефоны выключены. Кроме того, вы сказали сегодня на пресс-конференции журналистам, что хотите устроить встречу для СМИ и блогеров с тетей ребенка, а также показать мальчика журналистам. Мы требуем, чтобы этого не произошло, семье еще всю жизнь жить с этим», — говорил Азанов в телефонном разговоре.
«Госпожа Балиева, 16 марта мы будем в Астане. Требую, прошу вас не разрешать каких-либо экспертиз без нашего присутствия, мама ребенка находится со мной рядом, это ее волеизъявление. Мы до сих пор не знаем, где ребенок, где его бабушка, тетя, нам не дают адреса, мы звонили родным, но все телефоны выключены. Кроме того, вы сказали сегодня на пресс-конференции журналистам, что хотите устроить встречу для СМИ и блогеров с тетей ребенка, а также показать мальчика журналистам. Мы требуем, чтобы этого не произошло, семье еще всю жизнь жить с этим», — говорил Азанов в телефонном разговоре.
Балиева ответила Азанову, что за эти дни ей никто не звонил, поэтому она не знала о местонахождении матери ребенка. Опровергла она информацию и о том, что на встречу с ней в Шымкенте намеренно не пускали адвокатов.

Часом позже Загипа Балиева на встрече с журналистами сказала о состоявшемся телефонном разговоре так:
«Они мне позвонили, ранее на наши звонки они не отвечали. Я обратилась к ним, наконец, я услышана, наконец-то, они едут сюда. Я с адвокатом лично не знакома, я не знаю, какие у него документы есть, но может быть, у малыша будут еще адвокаты. Приезжайте все.

Позвольте мне как омбудсмену принять решение, что больше к ребенку я никого допускать не буду, потому что он должен отдыхать, развиваться, и я обязана это сделать. Сейчас следствие будет делать все для того, чтобы состоялась повторная комплексная экспертиза, но одна в своем роде. Если это будет повторно, то я уже воспользуюсь своими полномочиями и буду говорить о том, что непозволительно делать несколько экспертиз. Потому что это здоровье ребенка, это очень деликатная экспертиза».
«Они мне позвонили, ранее на наши звонки они не отвечали. Я обратилась к ним, наконец, я услышана, наконец-то, они едут сюда. Я с адвокатом лично не знакома, я не знаю, какие у него документы есть, но может быть, у малыша будут еще адвокаты. Приезжайте все.

Позвольте мне как омбудсмену принять решение, что больше к ребенку я никого допускать не буду, потому что он должен отдыхать, развиваться, и я обязана это сделать. Сейчас следствие будет делать все для того, чтобы состоялась повторная комплексная экспертиза, но одна в своем роде. Если это будет повторно, то я уже воспользуюсь своими полномочиями и буду говорить о том, что непозволительно делать несколько экспертиз. Потому что это здоровье ребенка, это очень деликатная экспертиза».
Адвокат Азанов в свою очередь отметил, что «на всякий случай» заявил отвод исполнительным органам ЮКО, потому что, из его наблюдений, власти попросту не смогут решить это дело.
«Позавчера ко мне возле здания ДВД ЮКО подошёл мужчина, не дав пройти на конференцию к Загипе Балиевой. Меня просто вышвырнули с территории участка. Все, что я делаю, я делаю в правовом поле.

Сегодня я буду в Астане, постараюсь встретиться с мальчиком и его семьей. Но опять же говорю: от нас его скрывают, прячут по квартирам. Я не могу и мне не позволят носить везде с собой камеры, чтобы снимать происходящее, и предоставлять в качестве доказательств, что я там куда-то прибыл, не прибыл. Мы прилагаем все усилия. Тот, кто сказал, что мы не пытаемся встретиться с ребенком, занимается вбросом. Официально заявляю, что высказывание, будто мы не ищем встречи с ребенком, – это ложь!», — сказал тогда адвокат Азанов.
«Позавчера ко мне возле здания ДВД ЮКО подошёл мужчина, не дав пройти на конференцию к Загипе Балиевой. Меня просто вышвырнули с территории участка. Все, что я делаю, я делаю в правовом поле.

Сегодня я буду в Астане, постараюсь встретиться с мальчиком и его семьей. Но опять же говорю: от нас его скрывают, прячут по квартирам. Я не могу и мне не позволят носить везде с собой камеры, чтобы снимать происходящее, и предоставлять в качестве доказательств, что я там куда-то прибыл, не прибыл. Мы прилагаем все усилия. Тот, кто сказал, что мы не пытаемся встретиться с ребенком, занимается вбросом. Официально заявляю, что высказывание, будто мы не ищем встречи с ребенком, – это ложь!», — сказал тогда адвокат Азанов.
В этот же день Азанов вместе с мамой мальчика из ЮКО приехали на адрес, где содержался ребенок с бабушкой и тетей. Адвокат сообщил, что мать ребенка отозвала все доверенности, которые ранее выписывала на имя бабушки и тети и теперь является его единственным законным представителем.
«Мать требует от сотрудников правоохранительных органов, чтобы ей отдали ей ее ребенка. На это идет полный и категорический отказ», — заявлял адвокат, снимавший все происходящее на видео.
«Мать требует от сотрудников правоохранительных органов, чтобы ей отдали ей ее ребенка. На это идет полный и категорический отказ», — заявлял адвокат, снимавший все происходящее на видео.
Правозащитник также сообщил, что они вызвали наряд полиции и дежурного прокурора. Прибывший спецпрокурор провела внутрь здания, где предположительно находился ребенок, адвоката, доверенное лицо и мать ребенка.

Очень скоро вспыхнул скандал между Бауыржаном Азановым и Аружан Саин. В основном все баталии происходили в Фейсбук. Адвокат обвинил волонтеров во главе с Саин в намеренной информационной атаке и заявил, что в истории с мальчиком блогеры преследуют некую корыстную цель. Аружан Саин все обвинения опровергла и поставила под сомнение репутацию самого адвоката.

Имидж ничто — слава все

Имидж ничто — слава все

Весь сетевой скандал начался после того, как одна из волонтеров сообщила в Фейсбук о том, что Бауыржан Азанов отстранен от дела и больше не является защитником пострадавшего ребенка. Было заявлено, что так решила мама мальчика. В ответ Азанов разразился несколькими гневными постами, где заявил, что официального документа о своем отстранении он не получал.

Вдобавок правозащитник обвинил волонтеров во главе с Аружан Саин и мать ребенка в некоем сговоре и пообещал предоставить публике сведения, которые, по его словам, являются «настоящей бомбой». Правда, обещанную информацию Азанов так и не обнародовал.

В итоге причина отстранения известного адвоката от резонансного дела так и осталась неясной. Общественный деятель Аружан Саин заявила, что она, как и другие волонтеры, не имеет права комментировать детали расследования, так как не является участниками уголовного процесса, который к тому же объявлен закрытым. А мама мальчика не спешила сообщать общественности, почему она отказалась от услуг адвоката Бауржана Азанова, который с самого начала бесплатно защищал пострадавшего ребенка.

25 июля на сайте Казахстанского международного бюро по правам человека появилась информация, что в отношении адвоката Бауыржана Азанова возбуждено уголовное дело. Ему инкриминировали «распространение заведомо ложной информации» в связи с его участием в громком деле о возможном неоднократном изнасиловании мальчика из ЮКО. Как было указано в постановлении, распространение ложной информации велось через публикацию постов на Фейсбук-странице.

Как бы то ни было, а имя Бауыржана Азанова гремело на всю страну. С тех пор он заработал имидж самого непримиримого с несправедливостью адвоката. Однако если посмотреть на дела, в которых он был задействован, то все окажется гораздо банальнее: чем больше громких процессов, тем популярнее становится адвокат. Следовательно, тем больше у него «заказов» и выше гонорар.

Среди громких судебных процессов, в которых приходилось участвовать Азанову, можно выделить и разбирательство по делу бывшего журналиста «Азаттык» Светланы Глушковой. Защищал он в 2019 году и Дархана Умирбаева, который с балкона призывал бойкотировать выборы.
Попытался было Азанов стать адвокатом семьи умершего в СИЗО Дулата Агадила. Он даже с повышенной частотой публиковал посты на тему смерти активиста, но потом из соцсетей узнал: брат погибшего не собирается с ним сотрудничать.

Среди адвокатских кейсов Азанова — защита главного редактора частного журнала «Ұлт болмысы» Гулжанар Амантай и ее знакомой Жанботы Шаривхан. Правда, со своей прямой задачей адвокат не справился: его подзащитные проведут 10 лет в тюрьме.

Гулжанар Амантай и Жанботу Шаривхан осудили по двум статьям: покушение на мошенничество в крупном размере и подстрекательство к даче взятки в крупном размере. Они пытались продать двум общественным деятелям Жакеновой и Кемеловой места кандидатов в депутаты Мажилиса Парламента и маслихата Шымкента в партийном списке Nur Otan за $600 тысяч и $200 тысяч соответственно. Для убедительности они использовали имена Айдоса Сарыма, Армана Кырыкбаева и Бауыржана Байбека.
Бауыржан Азанов