Кто в Казахстане пытается влиять на сознание масс? Оппозиционеры-тяжеловесы, молодые гражданские активисты, лидеры общественного мнения, СМИ. Вера многих из них в собственную правду подкреплена или жаждой славы, или финансовыми обязательствами.

Особенность казахстанской оппозиции заключается в том, что путь в нее, как правило, начинается с двух отправных точек. Это либо попытка прикрыть свои криминальные дела, либо «повышение» по службе у грантодателя.

Так называемые ЛОМы стали уже именем нарицательным. Беззастенчиво скармливая публике проплаченную информацию, они даже не заметили, как превратились в образчик самой пошлой ангажированности.

Самые интересные факты — здесь, в полной энциклопедии главных активистов Казахстана.

Гульнар Бажкенова

Общая информация

Общая информация

Журналист, блогер года (2012), публицист года (2016) по версии журнала Vласть.

Несвежий запах казахстанской журналистики

Несвежий запах казахстанской журналистики

Отношение к Гульнар Бажкеновой в журналистской среде неоднозначное. Одни считают ее действительно профессионалом своего дела, другие как минимум скептически относятся к ее творчеству и медиа-менеджменту.

Есть у коллег и что вспомнить о «профессионализме» Бажкеновой. Например — ее отношение к событиям в Жанаозене 16 декабря 2011 года. Гульнар в тот день написала у себя на Фейсбуке: «Да вот смотрю видео с места событий и вижу что полиция в людей не то что не стреляет, она даже без дубинок».

Коллеги посчитали неуместным и непрофессиональным делать выводы из одного свидетельства, и пришли к выводу, что мэтр казахстанской журналистики выпустила выгодное для официальной Астаны заключение.
«На следующий день, когда вся страна все еще была в глубоком шоке от бойни в Жанаозене, Бажкенова бросилась порочить уже самих жертв, дескать, они сами виноваты – "разбушевались и вышли из-под контроля". Многочисленные свидетельства очень скоро показали, что полиция стреляла в мирных демонстрантов и просто в собравшихся на площади граждан по случаю государственного праздника без всякого предупреждения. Не просто стреляла, а добивала раненых дубинками. Весь мир облетели фотографии этих мирных жанаозенцев, по-своему празднично или даже по-модному одетых, в окрававленных одеждах.

Однако Бажкенова, сидя в уютной своей алматинской квартире, унюхала и "несвежий запах" демонстрантов. "Те кто был убит или ранен очень сильно отличаются от нас – они необразованы, неотесаны, плохо одеты и от них не очень приятно пахнет», — написала Гульнара Бажкенова в Фейсбуке 17 декабря 2011 года.
«На следующий день, когда вся страна все еще была в глубоком шоке от бойни в Жанаозене, Бажкенова бросилась порочить уже самих жертв, дескать, они сами виноваты – "разбушевались и вышли из-под контроля". Многочисленные свидетельства очень скоро показали, что полиция стреляла в мирных демонстрантов и просто в собравшихся на площади граждан по случаю государственного праздника без всякого предупреждения. Не просто стреляла, а добивала раненых дубинками. Весь мир облетели фотографии этих мирных жанаозенцев, по-своему празднично или даже по-модному одетых, в окрававленных одеждах.

Однако Бажкенова, сидя в уютной своей алматинской квартире, унюхала и "несвежий запах" демонстрантов. "Те кто был убит или ранен очень сильно отличаются от нас – они необразованы, неотесаны, плохо одеты и от них не очень приятно пахнет», — написала Гульнара Бажкенова в Фейсбуке 17 декабря 2011 года.
Хотя и маскирует Бажкенова свой этот главный тезис дежурными фразами в отношении безадресной деспотии, но главный тезис о «плохо пахнущих маргиналах» запущен, — вспоминали коллеги.

Впрочем, Бажкенова беспринципно использовала тему Жанаозена и позже, ежегодно публикуя репортажи и очерки то на Voxpopuli, то на Esquire.kz, то все на том же «Азаттыке».

Защищая фашизм

Защищая фашизм

Чуть раньше случился скандал, связанный с журналом «Аныз Адам», на одной из обложек которого красовался портрет Гитлера, а в большой статье, как позже установил суд, присутствовала пропаганда нацизма. В журнале также оправдывались Холокост и другие преступления Гитлера перед человечеством.

При всем при этом Бажкенова писала статьи в защиту главного редактора журнала Жарылкапа Калыбая. В одном из своих репортажей из зала суда Бажкенова отметила: «Гитлер, конечно, особый случай, но обижаться на слова "Гитлер – фашист емес" все-таки самодурство».
Летом 2015 года Бажкенову пригласили вести авторскую колонку на «Азаттыке». При этом она получила полный карт-бланш: ее материалы публиковались сразу же и без какой либо редакторской вычитки. Присутствие Бажкеновой на ресурсе вызвало немало вопросов у его сотрудников.
Чуть раньше случился скандал, связанный с журналом «Аныз Адам», на одной из обложек которого красовался портрет Гитлера, а в большой статье, как позже установил суд, присутствовала пропаганда нацизма. В журнале также оправдывались Холокост и другие преступления Гитлера перед человечеством.

При всем при этом Бажкенова писала статьи в защиту главного редактора журнала Жарылкапа Калыбая. В одном из своих репортажей из зала суда Бажкенова отметила: «Гитлер, конечно, особый случай, но обижаться на слова "Гитлер – фашист емес" все-таки самодурство».

Летом 2015 года Бажкенову пригласили вести авторскую колонку на «Азаттыке». При этом она получила полный карт-бланш: ее материалы публиковались сразу же и без какой либо редакторской вычитки. Присутствие Бажкеновой на ресурсе вызвало немало вопросов у его сотрудников.

«Автор то она автор, как бы со стороны, но гонорары получала за свои дискриминационые и отмывочные статьи сполна, как будто в штате редакции Азаттыка состояла. "Глобальная" опасность состояла в том, что непосвященный читатель воспринимает любую публикацию на "Азаттыке" как позицию американского правительства.

И если Бажкенова хвалит тогдашнего премьер-министра Карима Масимова или порочит спикера нижней палаты парламента Нурлана Нигматулина, утверждая, что он мог "дать заказ" на тюремное заключение председателя Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаева (и такой блог был), то рядовой читатель может подумать, что такова позиция официального Вашингтона, что в Белом доме поддерживают Масимова и недолюбливают Нигматулина, стало быть, не видать ему поста президента Казахстана. На это и делался расчет, когда под флагом "Блогистана" на сайт "Азаттыка" хлынули потоки заказных материалов Бажкеновой», — говорили позднее ее бывшие коллеги по «Азаттыку».
«Автор то она автор, как бы со стороны, но гонорары получала за свои дискриминационые и отмывочные статьи сполна, как будто в штате редакции Азаттыка состояла. "Глобальная" опасность состояла в том, что непосвященный читатель воспринимает любую публикацию на "Азаттыке" как позицию американского правительства.

И если Бажкенова хвалит тогдашнего премьер-министра Карима Масимова или порочит спикера нижней палаты парламента Нурлана Нигматулина, утверждая, что он мог "дать заказ" на тюремное заключение председателя Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаева (и такой блог был), то рядовой читатель может подумать, что такова позиция официального Вашингтона, что в Белом доме поддерживают Масимова и недолюбливают Нигматулина, стало быть, не видать ему поста президента Казахстана. На это и делался расчет, когда под флагом "Блогистана" на сайт "Азаттыка" хлынули потоки заказных материалов Бажкеновой», — говорили позднее ее бывшие коллеги по «Азаттыку».
Они вспоминали, как Бажкенова писала дискредитирующие статьи в адрес Жанболата Мамая, который был арестован в 2017 году.

В своей статье «Из Трибуны сооружают возвышение» Бажкенова выставила Мамая политическим маргиналом, которому арест и суд якобы приносят незаслуженную славу вместо «заслуженного сурового наказания».
«23 января 2016 года Бажкенова пыталась протащить на сайт блог, от начала до конца порочащий другого провластного крупного журналиста – Данияра Ашимбаева. Что они там не поделили, оба вроде бы относятся к продажной части журналистского сообщества Алматы, но вот Бажкеновой захотелось дискредитировать своего конкурента», — вспоминала сотрудница «Азаттыка» Асем Токаева.
«23 января 2016 года Бажкенова пыталась протащить на сайт блог, от начала до конца порочащий другого провластного крупного журналиста – Данияра Ашимбаева. Что они там не поделили, оба вроде бы относятся к продажной части журналистского сообщества Алматы, но вот Бажкеновой захотелось дискредитировать своего конкурента», — вспоминала сотрудница «Азаттыка» Асем Токаева.

Диагноз самой себе

Диагноз самой себе

Помимо журналистской деятельности, Бажкенова активно занималась и блогерской. На платформе Yvision она публиковала свои опусы, в которых как нельзя лучше прослеживается все ее «мастерство». Впрочем, и ее бесприницпность — тоже.

Например, в одном из своих произведений на Yvision Бажкенова пишет: «Влюбляясь в дряхлого, но богатого старика женщина не обязательно бесчестна: деньги и власть излучают мощные сексуальные флюиды». Видимо, этим и руководствуется мэтр казахстанской журналистики в своей работе.

Примечательно, что Бажкенова постоянно стремится быть первой в профессии, и это стремление зачастую ставит ее в глупое положение. Так и случилось в марте 2020 года, когда она на своем телеграм-канале заявила: по информации анонимных источников президент Токаев вот-вот сложит свои полномочия.

Глава государства полномочия не сложил, а Бажкенова лишний раз подтвердила свое же собственное утверждение: «Человек который пользуясь служебным положением., сливает секретную информацию, только потому что она секретная не герой. Он скорее всего человек с нарушением сексуальной идентичности, нарцисцизмом и обцессиальной депрессией».
Нельзя не упомянуть сотрудничество Гульнар Бажкеновой с Фондом «Сорос Казахстан». В 2018 году к ней обратились сотрудники фонда с предложением написать книгу.
«Уже несколько лет она активно пишет о сфере образования, поэтому с просьбой написать эту книгу Фонд Сороса обратился именно к ней. В книге Гульнара собрала истории необычных детей и их семей со всех уголков Казахстана. Тема неожиданная для казахстанского общества – инклюзия.

Эта книга об особенных учителях, о людях-подвижниках, которые вопреки враждебной среде выводят особенных детей из тени и помогают им получать образование, лечение и вести полноценную жизнь. Несмотря на, казалось бы, тяжелую тематику, книга написана в удивительно светлом и позитивном ключе», — так анонсировало выход книги одно из СМИ.
«Уже несколько лет она активно пишет о сфере образования, поэтому с просьбой написать эту книгу Фонд Сороса обратился именно к ней. В книге Гульнара собрала истории необычных детей и их семей со всех уголков Казахстана. Тема неожиданная для казахстанского общества – инклюзия.

Эта книга об особенных учителях, о людях-подвижниках, которые вопреки враждебной среде выводят особенных детей из тени и помогают им получать образование, лечение и вести полноценную жизнь. Несмотря на, казалось бы, тяжелую тематику, книга написана в удивительно светлом и позитивном ключе», — так анонсировало выход книги одно из СМИ.
Возможно, предложение Бажкеновой о подготовке книги поступило в знак благодарности за большое интервью с руководителем ФСК Антоном Артемьевым, в котором мэтр казахстанской журналистики смогла показать всю важность работы фонда в деле причинения демократии казахстанскому обществу.

Самые независимые СМИ влиятельной женщины

Самые независимые СМИ влиятельной женщины

При своей любви к финансированию со стороны Гульнар Бажкенова не устает говорить о том, как создает независимые СМИ. Сначала в эту категорию попал ресурс HOLA News, который Бажкенова позиционировала как самый независимый на информационном рынке Казахстана.

По факту оказалось, что у него, как и у любого СМИ, оказался внушительный список спонсоров: Kaspi, «Сбербанк», ФМК, Coca Cola, AlmaU, RAMS, «Магнум», Kcell, ЖССБ, Astana Group, Bekmambetov Cinema, The World Bank, ЮНЕСКО.

Теперь по велению Гульнар Бажкеновой самым независимым СМИ страны стал портал Orda. В одном из интервью она заявила, что создала его на собственные средства, чтобы писать только правду и не зависеть от госзаказа. Это не мешало ей зависеть от финансирования, например, партией Adal, которая весь предвыборный период перед парламентскими выборами размещала на Orda. Свои PR-материалы.

Хотя противоречие — есть суть Гульнар Бажкеновой:
«Едилов уволил меня из списка самых влиятельных женщин.(( И я знаю почему. У нас был большой разговор. Он лоббирует малые медиа – блогеров и паблики, и всячески препятствует работе журналистских СМИ. Эта мысль запускается в общественное мнение исподволь, тут заинтересованы как идеологи (им независимые журналисты мешают), так и борцы за коммерческие бюджеты.

Мой запуск собственного СМИ вызвал раздражение. Ну и не хотят стимулировать мое влияние, как слишком независимого человека и журналиста.

Изучила: вообще такие списки палево составлять. Оппозиционных деятелей, журналистов, мыслителей нет вообще, (где Ергалиева, Калеева, Жапишева, Торегожина?) что говорит о тех кто есть – все они или прямо или косвенно сотрудничают с властью», — написала она в своем телеграм-канале.
«Едилов уволил меня из списка самых влиятельных женщин.(( И я знаю почему. У нас был большой разговор. Он лоббирует малые медиа – блогеров и паблики, и всячески препятствует работе журналистских СМИ. Эта мысль запускается в общественное мнение исподволь, тут заинтересованы как идеологи (им независимые журналисты мешают), так и борцы за коммерческие бюджеты.

Мой запуск собственного СМИ вызвал раздражение. Ну и не хотят стимулировать мое влияние, как слишком независимого человека и журналиста.

Изучила: вообще такие списки палево составлять. Оппозиционных деятелей, журналистов, мыслителей нет вообще, (где Ергалиева, Калеева, Жапишева, Торегожина?) что говорит о тех кто есть – все они или прямо или косвенно сотрудничают с властью», — написала она в своем телеграм-канале.
Гульнар Бажкенова