Кто в Казахстане пытается влиять на сознание масс? Оппозиционеры-тяжеловесы, молодые гражданские активисты, лидеры общественного мнения, СМИ. Вера многих из них в собственную правду подкреплена или жаждой славы, или финансовыми обязательствами.

Особенность казахстанской оппозиции заключается в том, что путь в нее, как правило, начинается с двух отправных точек. Это либо попытка прикрыть свои криминальные дела, либо «повышение» по службе у грантодателя.

Так называемые ЛОМы стали уже именем нарицательным. Беззастенчиво скармливая публике проплаченную информацию, они даже не заметили, как превратились в образчик самой пошлой ангажированности.

Самые интересные факты — здесь, в полной энциклопедии главных активистов Казахстана.

Куат Домбай

Общая информация

Общая информация

Домбай Куат Есмгалиулы родился 16 мая 1972 года.

Сын писателя Есенжола Домбаева. PR-специалист, работник МИД и банковской сферы. Имеет 15-летний опыт управления корпоративными коммуникациями. В 2008-2010 гг. возглавлял ТРК «Шахар» (музканал «Хит-ТВ», радиостанция Energy FM). Опубликовал две книги в области PR и коммуникаций, соавтор независимой литературной премии «Алтын Калам».

Обиды за язык

Обиды за язык

О Куате Домбае можно встретить упоминания в СМИ, как о штатном сотруднике Министерства иностранных дел или топ-менеджере одного из казахстанских банков — в этом смысле его карьера может вызвать только восхищение. Известен он и как один из профессионалов в области «связей с общественностью».

Но широкому кругу казахстанцев запомнился своими высказываниями относительно статуса казахского языка. Порой его критика вполне оправдана, но чаще больше похожа на рефлексию не вполне уверенного в себе человека.

Весной 2012 года представители так называемой творческой интеллигенции Казахстана предложили Парламенту страны избавиться от советского колонизационного прошлого и переименовать села, площади, города и прочие географические объекты, носящие русские имена, на казахский манер.

В своем обращении Касым Аманжолов, Мухит Асанбаев, Куат Домбай, Расул Жумалы и другие просили прекратить языковую дискриминацию казахского языка и не следовать советам России в лингвистическом вопросе. Национал-патриоты обратили внимание властей на то, что государственная политика и идеология в сфере национального строительства и пропаганды казахского языка крайне неэффективна.
«Почему русский стал фактически государственным, а казахский загнан в угол? Почему члены правительства, заместители министров и иные госслужащие не сдают экзамен на знание казахского языка? Не кажется ли нонсенсом исполнение обязанностей государственного служащего без знания госязыка?», — задавались вопросами подписанты обращения.
«Почему русский стал фактически государственным, а казахский загнан в угол? Почему члены правительства, заместители министров и иные госслужащие не сдают экзамен на знание казахского языка? Не кажется ли нонсенсом исполнение обязанностей государственного служащего без знания госязыка?», — задавались вопросами подписанты обращения.
Русские названия поселков, улиц, площадей и городов они назвали мрачным наследием советской тоталитарной эпохи и напоминанием о колонизации государства. Авторы обращения предложили избавиться от таких названий, как Петропавловск, Павлодар, Усть-Каменогорск и заменить написание названия страны с «Казахстан» на «Qazaqstan».
«Дальнейшее затягивание языкового вопроса, его игнорирование могут нанести непоправимый ущерб интересам Казахстана», — заключили Домбай и компания.
«Дальнейшее затягивание языкового вопроса, его игнорирование могут нанести непоправимый ущерб интересам Казахстана», — заключили Домбай и компания.
В декабре 2016 года Куат Домбай в одном из интервью высказал предположение, что «сегодня казахоязычные пиарщики давно стоят по уровню выше русскоязычных». Он отметил, что в ежегодном конкурсе среди специалистов (но не отметил, в каком именно) уже несколько лет побеждает казахоязычная группа.
«Если говорить о проблемах пиара... Сейчас в руководстве многих компаний сидят люди, которым немного за 40, и многие из них не знают казахский. Казахоязычные пиар-специалисты не знают хорошо русский, поэтому любой их хороший проект приходится переводить, чтобы донести до руководства. Но ситуация совсем скоро изменится, лет через 10-15 хорошему пиарщику будет достаточно знание казахского и английского. Поэтому, думаю, у казахоязычного пиара большое будущее», — заверил Домбай.
«Если говорить о проблемах пиара... Сейчас в руководстве многих компаний сидят люди, которым немного за 40, и многие из них не знают казахский. Казахоязычные пиар-специалисты не знают хорошо русский, поэтому любой их хороший проект приходится переводить, чтобы донести до руководства. Но ситуация совсем скоро изменится, лет через 10-15 хорошему пиарщику будет достаточно знание казахского и английского. Поэтому, думаю, у казахоязычного пиара большое будущее», — заверил Домбай.

Учить принудительно

Учить принудительно

Может показаться, что Домбай — противник всего русского. Но даже его оппоненты признают: известный пиарщик — далеко не русофоб, об этом можно судить и по его постам в социальных сетях, написанным хорошим русским языком. Он действительно искренне переживает о будущем казахского языка.

В июне 2017 года Куат Домбай на своей странице в Фейсбук попытался ответить на вопрос, почему казахи на своей земле словно люди второго сорта.
«На этой неделе вместе с Досом Кошимом давал интервью телеканалу "Казахстан" по языковой политике. Выход в эфир запланирован на 16 июня. Сказать честно, я остался недоволен беседой. Возможно, не владея языком в совершенстве, я не смог глубоко проанализировать и обсудить проблему.

На мой взгляд, мы до сих пор не сумели поставить заслон политике русификации. На телевидении (особенно кабельном или спутниковом) казахский контент не превышает 10-15%, в магазинах "Меломан" – единственном в национальной книжной системе – 95% продукции – это российский импорт на русском языке. А в средних школах (наверное, автор имеет ввиду школы с русским языком обучения – ред.) из почти 1 млн учащихся 270 тысяч составляют казахи.

Однако в школах Алматы и Астаны, несмотря на то, что иногда в зале присутствуют только казахи, проходят на русском языке. Кроме того, если вы владеете только казахским языком, вряд ли сумеете сделать карьеру в крупных частных компаниях – руководство не понимает государственный язык (хотя они и казахи, но "асфальтные") и не будет принимать ваши отчеты или письма, подготовленные на казахском», — писал Домбай.
«На этой неделе вместе с Досом Кошимом давал интервью телеканалу "Казахстан" по языковой политике. Выход в эфир запланирован на 16 июня. Сказать честно, я остался недоволен беседой. Возможно, не владея языком в совершенстве, я не смог глубоко проанализировать и обсудить проблему.

На мой взгляд, мы до сих пор не сумели поставить заслон политике русификации. На телевидении (особенно кабельном или спутниковом) казахский контент не превышает 10-15%, в магазинах "Меломан" – единственном в национальной книжной системе – 95% продукции – это российский импорт на русском языке. А в средних школах (наверное, автор имеет ввиду школы с русским языком обучения – ред.) из почти 1 млн учащихся 270 тысяч составляют казахи.

Однако в школах Алматы и Астаны, несмотря на то, что иногда в зале присутствуют только казахи, проходят на русском языке. Кроме того, если вы владеете только казахским языком, вряд ли сумеете сделать карьеру в крупных частных компаниях – руководство не понимает государственный язык (хотя они и казахи, но "асфальтные") и не будет принимать ваши отчеты или письма, подготовленные на казахском», — писал Домбай.
Он добавил, что для того, чтобы ввести в обиход государственный язык, нужно принять закон, принуждающий к его применению, потому что люди изучают язык не за его красоту, а из-за необходимости знать и говорить на нем.

При этом, по мнению Домбая, сегодня широкому развитию и расширению сферы применения казахского языка препятствуют не представители других этносов, а сами казахи, не способные говорить на родном языке: нельзя требовать знания госязыка от других этносов раньше, чем его выучат все казахи.

Впрочем, в идеале Домбай видит применение трех языков — казахского, русского и английского. Во всяком случае, по его мнению, трехязычными должны быть все казахстанские журналисты: только так можно обеспечить информационную безопасность страны.
«Если владение языком для граждан является все таки правом личного выбора, то в профессиональной деятельности журналиста он должен элементарно знать чем дышит и о чем говорит народ. Не владение казахским журналистами центральных медиа, выводит его из необходимого круга профессиональных обязанностей, ну и помимо этого не секрет, что вводит его в группу влияния и чужой пропаганды.

От этого и все проблемы, которые надо решать в плане информационной безопасности, не говоря, что опять таки на таких важных средствах вещания как национальное ТВ редактора вообще должны ещё владеть и английским, для того же факт чекинга или насыщения интересным контентом со всего мира. Причем проблем с трехязычными сейчас нет», — писал Домбай на своей странице в соцсетях в конце 2020 года.
«Если владение языком для граждан является все таки правом личного выбора, то в профессиональной деятельности журналиста он должен элементарно знать чем дышит и о чем говорит народ. Не владение казахским журналистами центральных медиа, выводит его из необходимого круга профессиональных обязанностей, ну и помимо этого не секрет, что вводит его в группу влияния и чужой пропаганды.

От этого и все проблемы, которые надо решать в плане информационной безопасности, не говоря, что опять таки на таких важных средствах вещания как национальное ТВ редактора вообще должны ещё владеть и английским, для того же факт чекинга или насыщения интересным контентом со всего мира. Причем проблем с трехязычными сейчас нет», — писал Домбай на своей странице в соцсетях в конце 2020 года.

Супротив экотеррористов

Супротив экотеррористов

Но переживает Домбай не только о языке. В период бурных баталий вокруг строительства горнолыжного курорта на Кок-Жайлау близ Алматы он рискнул высказать свое мнение об этом, за что попал под град «разоблачений» опытного журналиста и новоявленного экоактивиста Вадима Борейко.
Последнему очень не понравился пост Домбая, в котором тот назвал «защитников» Кок-Жайлау экотеррористами. В итоге Борейко посвятил довольно пространное полотнище Домбаю под заголовком «Является ли фейсбук кухней, где можно невозбранно нести всё, что в голову взбредёт?», где в каждой строчке сквозила обида.
«Давний и заслуженный сторонник проекта "Кок-Жайляу" Куат Домбай выложил пост, полный тоски о несбывшейся мечте – курорте на плато. Я опубликовал его скриншот: смотрите в моей ленте чуть ниже под заголовком "Когда не умеешь проигрывать".

Кроме ностальгии, там было немало ругательного в адрес его оппонентов, защитников урочища. Того, что сейчас называется "кибер-буллинг". А я бы назвал "Домбайский вальс". Помните: "Лыжи у печки стоят"? Не буду сейчас отвлекаться на эпитеты типа "экотеррористы": адепты строительства в горах никогда не страдали дефицитом обсценных обличений и избытком фактических доказательств своей позиции», — писал Борейко.
«Давний и заслуженный сторонник проекта "Кок-Жайляу" Куат Домбай выложил пост, полный тоски о несбывшейся мечте – курорте на плато. Я опубликовал его скриншот: смотрите в моей ленте чуть ниже под заголовком "Когда не умеешь проигрывать".

Кроме ностальгии, там было немало ругательного в адрес его оппонентов, защитников урочища. Того, что сейчас называется "кибер-буллинг". А я бы назвал "Домбайский вальс". Помните: "Лыжи у печки стоят"? Не буду сейчас отвлекаться на эпитеты типа "экотеррористы": адепты строительства в горах никогда не страдали дефицитом обсценных обличений и избытком фактических доказательств своей позиции», — писал Борейко.
Журналист под лупой разобрал практически каждое предложение из публикации Домбая, попутно давая свои комментарии. В итоге соросовский ютюбер скатился и вовсе до каких-то сплетен из сети, цитируя их с детским восторгом.

Впрочем, весь пост журналиста оказался одной большой эмоцией, что мало походит на профессиональную подачу информации. И закончил он его в духе старого «Времени»: главное, ужалить побольнее того, кто пошел вразрез с интересами «партии»:
«Когда или если председатель правления банка Бекжан Пирматов спросит Домбая, какой чёрт его дёрнул в середине лета вспомнить про горные лыжи и начать хейтить защитников Кок-Жайляу, тому нужно будет ответить: Простите! Ехал на Медеу, на жаре голову в велосипедном шлеме напекло. Вот и захотелось прохлады, снега, лыж, курорта… Лучше, конечно, сразу повиниться. Иначе придётся цитировать уже Шекспира: "Так погибают замыслы с размахом, в начале обещавшие успех".

P. S. Специально не тэгаю банк: может, Домбая и пронесёт. А всем урок: фейсбук не кухня, где можно невозбранно нести всё, что в голову взбредёт, не фильтруя».
«Когда или если председатель правления банка Бекжан Пирматов спросит Домбая, какой чёрт его дёрнул в середине лета вспомнить про горные лыжи и начать хейтить защитников Кок-Жайляу, тому нужно будет ответить: Простите! Ехал на Медеу, на жаре голову в велосипедном шлеме напекло. Вот и захотелось прохлады, снега, лыж, курорта… Лучше, конечно, сразу повиниться. Иначе придётся цитировать уже Шекспира: "Так погибают замыслы с размахом, в начале обещавшие успех".

P. S. Специально не тэгаю банк: может, Домбая и пронесёт. А всем урок: фейсбук не кухня, где можно невозбранно нести всё, что в голову взбредёт, не фильтруя».
Между тем, свою позицию по строительству курорта Куат Домбай вполне четко и аргументированно озвучивал и годом ранее, обращая внимание на необходимость развития международного туризма с соблюдением всех строгих правил. В том числе, и касающихся экологии.

Но тогда Вадим Борейко как-то не обращал внимания на заявления Домбая. Может быть, потому что еще не начал отрабатывать полученный в Фонде Сороса грант?
Куат Домбай