Кто в Казахстане пытается влиять на сознание масс? Оппозиционеры-тяжеловесы, молодые гражданские активисты, лидеры общественного мнения, СМИ. Вера многих из них в собственную правду подкреплена или жаждой славы, или финансовыми обязательствами.

Особенность казахстанской оппозиции заключается в том, что путь в нее, как правило, начинается с двух отправных точек. Это либо попытка прикрыть свои криминальные дела, либо «повышение» по службе у грантодателя.

Так называемые ЛОМы стали уже именем нарицательным. Беззастенчиво скармливая публике проплаченную информацию, они даже не заметили, как превратились в образчик самой пошлой ангажированности.

Самые интересные факты — здесь, в полной энциклопедии главных активистов Казахстана.

Мухтар Джакишев

Общая информация

Общая информация

Джакишев Мухтар Еркынович родился 28 июня 1963 года в г. Алма-Ате КазССР.

Семья: Жена — Джакишева Джамиля Райхановна. Дети –Айгерим (1989 г. р.), Айсулу (1997 г. р.), Алтынай (1999 г. р.), Айдай (1999 г. р.), Айторе (1994 г. р.).

Закончил Московский инженерно-физический институт по специальности «Инженер-физик». Учился в аспирантуре МИФИ. Кандидат юридических наук.

Трудовая деятельность:
  • 1986-1987 — стажер-преподаватель КазГУ.
  • 1989-1992 — эксперт ГУВД Московского горисполкома.
  • 1992-1996 — коммерческий директор фирмы «Butya», финансовый директор ОАО «Butya», гендиректор ТОО «Butya-Impex», президент АО «Butya-Казахстан».
  • 1995 — полномочный представитель СП «Фест-Альпине-Казахстан» на Карагандинском металлургическом комбинате.
  • 1996-1997 — президент АО «Зангар».
  • 1997 — президент холдинга «Сахарный центр».
  • 1997-1998 — генеральный директор, президент АО «Алаутрансгаз».
  • С сентября 1998 по октябрь 2001 — президент ЗАО «НАК «Казатомпром».
  • С октября 2001 по февраль 2002 — вице-министр энергетики и минеральных ресурсов РК.
  • 2002-2009 — президент АО «Национальная атомная компания «Казатомпром».

Также занимал должности председателя совета директоров ЗАО «НАК «Казатомпром» (11.2001-09.2002) и председателя совета директоров АО «Ульбинский металлургический завод».

Продал за бесценок

Продал за бесценок

Мухтара Джакишева называют и политзаключенным, и жертвой махинаций Мухтара Аблязова. Мало кто пытается разобраться в том, что именно Джакишев был главной действующей фигурой в одной из схем, разработанных экс-банкиром.
Говорить о некой коммерческой доверчивости бывшего главы «Казатомпрома» невозможно хотя бы потому, что до того, как он принял участие в аблязовских махинациях, уже имел определенный предпринимательский опыт. Не понимать, во что его втянул Мухтар Кабулович, Джакишев не мог.

Познакомились два Мухтара в московском вузе. Говорят, что они даже жили в одной комнате общежития. Как бы то ни было, но Джакишев и Аблязов одновременно закончили институт и вернулись в Казахстан.
Говорить о некой коммерческой доверчивости бывшего главы «Казатомпрома» невозможно хотя бы потому, что до того, как он принял участие в аблязовских махинациях, уже имел определенный предпринимательский опыт. Не понимать, во что его втянул Мухтар Кабулович, Джакишев не мог.

Познакомились два Мухтара в московском вузе. Говорят, что они даже жили в одной комнате общежития. Как бы то ни было, но Джакишев и Аблязов одновременно закончили институт и вернулись в Казахстан.

При этом у Джакишева был выбор — стать ученым-изобретателем или начать карьеру в предпринимательстве. Выбрав второй вариант, Мухтар Еркынович не прогадал: начав свое восхождение с должности коммерческого директора фирмы «Butya», уже через шесть лет он занял должность президента ЗАО «НАК «Казатомпром».

Затем была работа вице-министром энергетики и минеральных ресурсов и возвращение в «Казатомпром». Именно «второе пришествие» Джакишева ознаменовалось «развитием отрасли» и, в то же время, личным обогащением главы нацкомпании.

В апреле 2009 года бывший депутат Татьяна Квятковская обвинила президента Национальной атомной компании «Казатомпром» Мухтара Джакишева и на тот момент уже экс-главу совета директоров АО «БТА Банк» Мухтара Аблязова в том, что за бесценок были проданы крупнейшие урановые месторождения Казахстана.

Об этом она заявила на пресс-конференции, зачитав официальное обращение к генеральному прокурору РК Рашиду Тусупбекову, председателю КНБ РК Амангельды Шабдарбаеву и депутатам парламента.
«В 2007 году я поднимала вопрос о том, что руководитель "Казатомпрома" М. Джакишев при целом ряде формальных нарушений закона (то есть сама схема операций нарушала закон) за деньги, полученные от продажи казахстанского уранового сырья, помог неизвестным и сомнительным лицам завладеть самыми крупными урановыми рудниками и месторождениями в нашей стране. Тем самым эти месторождения были выведены из-под контроля государства.

В итоге Казахстан сегодня контролирует всего лишь 23% доли всех урановых месторождений страны. Речь идет о разрабатываемых месторождениях, самых крупных и выгодных», — заявила Квятковская.
«В 2007 году я поднимала вопрос о том, что руководитель "Казатомпрома" М. Джакишев при целом ряде формальных нарушений закона (то есть сама схема операций нарушала закон) за деньги, полученные от продажи казахстанского уранового сырья, помог неизвестным и сомнительным лицам завладеть самыми крупными урановыми рудниками и месторождениями в нашей стране. Тем самым эти месторождения были выведены из-под контроля государства.

В итоге Казахстан сегодня контролирует всего лишь 23% доли всех урановых месторождений страны. Речь идет о разрабатываемых месторождениях, самых крупных и выгодных», — заявила Квятковская.
Экс-депутат потребовала провести тщательное расследование, так как «Джакишев позволил завладеть богатейшими месторождениями без вложения денег в казну, вопреки интересам государства какому-то неизвестному Чарышкину из Сингапура».
«Кто-то сильный и влиятельный прикрыл Джакишева. Мои служебные записки с документами до президента, видимо, не дошли. И на прием я к нему тогда просилась, но не была допущена», — сообщила Татьяна Квятковская.
«Кто-то сильный и влиятельный прикрыл Джакишева. Мои служебные записки с документами до президента, видимо, не дошли. И на прием я к нему тогда просилась, но не была допущена», — сообщила Татьяна Квятковская.
По ее словам, урановая отрасль страны была практически выведена из-под контроля государства «вопреки утвержденной государственной программе развития урановой отрасли, вопреки стратегической сути этой отрасли».

Однако директор департамента по связям с общественностью НАК «Казатомпром» Сергей Насыров сообщил, что полтора года назад Татьяна Квятковская уже озвучивала все то, что она сообщила на пресс-конференции.
«Тогда она, исполняя чей-то заказ, выступала с аналогичными обвинениями», — сказал Насыров.
«Тогда она, исполняя чей-то заказ, выступала с аналогичными обвинениями», — сказал Насыров.
По его информации, Генеральной прокуратурой, КНБ и Минфином была проведена тщательная проверка деятельности компании.
«Никаких нарушений тогда выявлено не было. Ничего нового в обвинениях Т. Квятковской сегодня не прозвучало», — отметил представитель «Казатомпрома».
«Никаких нарушений тогда выявлено не было. Ничего нового в обвинениях Т. Квятковской сегодня не прозвучало», — отметил представитель «Казатомпрома».
21 мая 2009 года решением правления Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына», в управлении которого находились 100% акций АО «НАК «Казатомпром», Мухтар Джакишев был освобожден от должности председателя правления АО «Национальная атомная компания «Казатомпром» «по представлению Генеральной прокуратуры РК».

По согласованию с правительством РК председателем правления АО «Казатомпром» был назначен Владимир Сергеевич Школьник, ранее возглавлявший Министерство индустрии и торговли.

24 мая Мухтар Джакишев был задержан сотрудниками Комитета национальной безопасности. Также были задержаны еще пять сотрудников «Казатомпрома». Среди них три вице-президента национальной атомной компании: Дмитрий Парфенов, Аскар Касабеков и Малхаз Цоцория.

Все тот же Аблязов, все те же офшоры

Все тот же Аблязов, все те же офшоры

12 марта 2010 года суд в Астане приговорил Мухтара Джакишева к 14 годам лишения свободы в колонии строгого режима и запретил ему занимать государственные должности в течение 7 лет после освобождения.

Он был признан виновным в хищении вверенного ему имущества на сумму почти 112 млн тг (более $750 тыс.) и получении взятки в размере 790 млн тг ($5 млн).

На текст приговора по делу бывшего главы национальной атомной компании Казахстана был наложен гриф секретности.
«Поскольку дело рассматривалось в закрытом режиме, приговору также присвоен гриф секретности», — пояснил председательствующий судья Нурлан Жолдасбеков.
«Поскольку дело рассматривалось в закрытом режиме, приговору также присвоен гриф секретности», — пояснил председательствующий судья Нурлан Жолдасбеков.
В том же году на экс-главу «Казатомпрома» завели еще одно уголовное дело по обвинению в мошенничестве в крупном размере. В 2012 году его признали виновным и приговорили к 10 годам колонии. Джакишев отказался участвовать во втором судебном процессе и запретил это делать своим адвокатам. В конечном счете, по совокупности наказаний столичный суд определил ему 14 лет лишения свободы с момента ареста.

Учитывая засекреченность уголовного дела Джакишева, общественность долгое время не знала его деталей. Со временем стала просачиваться информация о том, каким образом Мухтар Джакишев нагрел руки на атомной отрасли страны.

В 2002 году Джакишев вместе со своим другом и замом Рустемом Турсунбаевым создали несколько коммерческих предприятий: ТОО «Химимпекс», M.ULTY, «Реагентснаб», «Полихимпродукт», «Химпромресурс», «Бипласт», «Поликон», «НПП Поиск-М», «Ескендір», S&G, «Арагон К.А.».

Регистрировали их в основном в Алматы. Были и зарубежные, включая офшорные, фирмы: STN Assistance LLC (США, Орегон), Brandmax alliance LLP (Лондон, Великобритания), Marifille Inc. (BVI, Тортолла), Barcon group Limited (BVI), Powerwill Enterprises (КНР, Гонконг).

В 2003 году к «деятельности» Джакишева присоединился Мухтар Аблязов. В свой «бизнес» они вовлекли еще одного бывшего однокурсника — гражданина Австралии Чарышкина. Он был назначен директором зарубежных компаний New Power Systems Ltd (Великобритания), Jeffcott Group Ltd (BVI) и UrAsia London Ltd (BVI) и одновременно акционером для обеспечения видимости легального иностранного участия.

Аблязов в свою очередь открыл в Казахстане несколько фирм. Так, в августе 2003 года появилось ТОО «Казахстанская инвестиционная группа «Астана» (КИГ), формальным учредителем которого стал младший брат его супруги Алмы Шалабаевой Сырым Шалабаев.

В декабре 2003 года КИГ обратилась с письмом к руководству страны с просьбой поддержать план по инвестированию частного казахстанского капитала в уранодобывающую отрасль страны и разрешить создание совместного предприятия, где 30% будет за НАК «Казатомпром», а 70% — за КИГ с передачей этому СП наиболее перспективных и рентабельных месторождений Акдала и Южный Инкай, которые на тот момент находились только в стадии разведки.

В феврале того же года Аблязов от имени Раушан Кыздарбековой учредил ТОО «Совместное предприятие «Бетпак Дала» с 30% участием «Каз­атомпрома», которое получило право недропользования сначала на урановое месторождение Акдала, а затем и Южный Инкай. Генеральным директором этого СП Аблязов поставил еще одного бывшего однокурсника и друга Рифата Ризоева.

Для создания видимости платежеспособности и состоятельности КИГ перед правительством Аблязов и Джакишев реализовали многоходовую комбинацию. В июне 2004 года Аблязов инициировал общее собрание участников СП «Бетпак Дала», в ходе которого было принято решение об увеличении уставного капитала до 556 млн тг (около $4 млн по курсу на 2004 год). В тот же день нацкомпания внесла в СП свою 30% долю в виде 600 тонн готового к выемке урана, 500 из них они реализовали американской компании Nukem через подконтрольную Джакишеву фирму New Power Systems Ltd (NPSL).

Полученная NPSL разница от продажи была перечислена через офшорную компанию Аблязова Deanco Limited (была зарегистрирована на Кипре) на счет КИГ, которая, в свою очередь, перечислила эти деньги в СП «Бетпак Дала» в качестве доли за увеличение уставного капитала.

Готовясь к реализации месторождения, Аблязов продал за номинальную цену 70% долю участия КИГ в СП «Бетпак Дала» все той же офшорной Deanco Limited. Собственником этой компании являлась другая офшорная компания — Widley Worldwide Limited, единственным акционером которой был сам Аблязов.

Прикрыть махинации политикой

Прикрыть махинации политикой

И это — лишь один из эпизодов в деле Джакишева. Но, казалось, правозащитники и представители казахстанской оппозиции ни в какую не хотели признавать криминальную составляющую в биографии Джакишева.

В один голос они стали заявлять, что приговор бывшему главному атомщику страны — исключительно политический. Правда, никто из них не уточнил, что политикой Мухтар Джакишев никогда не занимался. Но у защитников осужденного нашелся веский довод в пользу своих заявлений.

В 2003 году Джакишев в составе группы бизнесменов и топ-чиновников просил президента помиловать Мухтара Аблязова, который «расплачивался» за свои коррупционные преступления в KEGOC, поручившись, что тот более не нарушит казахстанских законов. Аблязов в итоге был помилован. Однако в 2009 году он бежал из Казахстана с похищенными из «БТА Банка» миллиардами долларов.

Именно это обстоятельство, по мнению правозащитников, и стало основой уголовного дела против Джакишева. Образ «политической жертвы» бывшего главы «Казатомпрома» тщательно создавался на страницах аблязовской «Республики» и других подконтрольных ему СМИ. Про четверых заместителей Джакишева, которые дали свидетельские показания против бывшего шефа, писали, что всех и зверски мучили и пытали в застенках КНБ.

Малхаз Цоцория, Дмитрий Парфенов, Аскар Касабеков и Ешмурат Пирматов в итоге выступили на публике, поведав о том, что находятся под программой защиты свидетелей и никакому давлению властей не подвергаются.
«На меня лично никакого давления, ни морального, ни тем более физического не было. В принципе, абсолютно все в рамках процессуального законодательства и это я просто говорю как человек, который уже два раза перечитал уголовно-процессуальный кодекс. Нет абсолютно никакого давления», — заявил Цоцория.
«На меня лично никакого давления, ни морального, ни тем более физического не было. В принципе, абсолютно все в рамках процессуального законодательства и это я просто говорю как человек, который уже два раза перечитал уголовно-процессуальный кодекс. Нет абсолютно никакого давления», — заявил Цоцория.
Что касается Рустема Турсунбаева, то он, в отличие от бывшего руководителя, успел покинуть Казахстан и обосновался в Канаде. Казахстанские власти обвиняют его в хищении $70 млн. Он до сих пор находится в «красном циркуляре» Интерпола. Красный циркуляр — это по сути международный ордер на арест.

В 2012 году Турсунбаев был задержан в районе Торонто. Интерпол добивался его ареста. Канадское правосудие подозревало его в отмывании денег. Подозрения эти основывались на том, что при въезде в страну он задекларировал лишь $50 тыс., а в качестве ежемесячного дохода указал сумму в $3,5 тыс., что явно не соответствовало действительности. Однако Турсунбаев был освобожден из центра заключения Торонто-Вест и несколько лет содержался под строгим домашним арестом.

В 2020 году стало известно, что Рустем Турсунбаев может быть признан политическим беженцем, а также получить разрешение заниматься преподавательской деятельностью (не вести лекции, а помогать профессорам в их подготовке).

Осенью 2009 года экс-посол Казахстана в Грузии и Беларуси Ермухамет Ертысбаев во время политического баттла с Мухтаром Аблязовым ответил на вопрос Сергея Дуванова, почему сидит в тюрьме Мухтар Джакишев.
«Я никогда не считал Джакишева политическим заключенным. Я не помню, чтобы он был в политической партии. За что он сидит? Из-за Аблязова.

А я теперь объясню почему, Аблязов втянул его в очень сомнительную сделку на $400 млн. Сейчас суд требует $257 млн заплатить в бюджет. Хищение очень крупное было нанесено», — сказал Ертысбаев.
«Я никогда не считал Джакишева политическим заключенным. Я не помню, чтобы он был в политической партии. За что он сидит? Из-за Аблязова.

А я теперь объясню почему, Аблязов втянул его в очень сомнительную сделку на $400 млн. Сейчас суд требует $257 млн заплатить в бюджет. Хищение очень крупное было нанесено», — сказал Ертысбаев.
Он отметил, что если бы Аблязов оплатил долг, то Мухтара Джакишева бы уже выпустили.
«Аблязов – это его лучший друг, он давно мог заплатить. Он же миллиарды вывез, все знают, что $7-8 млрд. Очень большой ущерб нанесен нашей стране через банк БТА. Это принципиальный вопрос для государства. Если бы он заплатил, завтра бы он уже был на свободе», — уверял Ермухамет Ертысбаев.
«Аблязов – это его лучший друг, он давно мог заплатить. Он же миллиарды вывез, все знают, что $7-8 млрд. Очень большой ущерб нанесен нашей стране через банк БТА. Это принципиальный вопрос для государства. Если бы он заплатил, завтра бы он уже был на свободе», — уверял Ермухамет Ертысбаев.
Будет справедливым сказать, что изначально сам Джакишев никак не связывал свое уголовное преследование с Мухтаром Аблязовым. Он замахнулся выше и обвинял власти России в том, что руководство Казахстана решило снять его с поста президента «Казатомпрома». Об этом стало известно из утечки видеоматериала с допросом Джакишева следователями КНБ.

По всему выходило, что «Джакишев вел равно-векторную практику по отношению ко всем мировым игрокам на рынке, а Россия видимо хотела быть приоритетной».

Некий аноним рассказа «Голосу Америки», что «была информация, что российская компания купила долю Uranium One одной из крупных атомных компаний Казахстана». Ссылаясь на видеоролик с допросом Джакишева, аноним заявил, что последний выступал против этой сделки. «Мухтар Джакишев видел Россию одним из игроков на мировом рынке урана, что видимо сильно раздражало Россию», — отмечает эксперт.

О деле Джакишева писала даже газета Washington Post:
«Перед арестом Джакишев заключил несколько сделок, предоставляя иностранным фирмам доступ к урановым разработкам. Его действия сделали Казахстан менее зависимым от традиционного партнера страны в ядерном секторе – России».
«Перед арестом Джакишев заключил несколько сделок, предоставляя иностранным фирмам доступ к урановым разработкам. Его действия сделали Казахстан менее зависимым от традиционного партнера страны в ядерном секторе – России».
По данным газеты, российская сторона пыталась добиться увольнения Джакишева через его помощников. Кто же тогда упоминал о том, что эти «несколько сделок» были напрямую связаны с офшорными компаниями Аблязова.

В 2013 году Мухтар Джакишев передал на волю обращение, ставшее итогом его размышлений о том, что могло стать причиной его ареста. Джакишев напрямую обвинил представителей России в фабрикации против него дела для того, чтобы добиться срыва крупной сделки, в которой интересы Казахстана могли бы пересекаться с интересами России.

Джакишев напомнил, что в день его ареста у него должна была состояться встреча с главой российской госкорпорации «Росатом» Сергеем Кириенко для обсуждения участия Казахстана в трехстороннем договоре о сотрудничестве в атомной сфере между Казахстаном, Россией и Японией.

Но, по мнению автора письма, Россию не устраивала активная позиция Казахстана в этих переговорах. Но, кажется, Джакишев забыл, что на момент ареста уже не являлся главой «Казатомпрома».
«Российская делегация съездила в Японию и сделала предложение о партнерстве без участия Казахстана. Японцы отказались и потребовали включить во все сделки Казахстан в соответствии с ранее достигнутым со мной с соглашением», — утверждал Джакишев. И заключил: «русские подготовили необходимые обвинения и доказательства», чтобы упрятать его в тюрьму.
«Российская делегация съездила в Японию и сделала предложение о партнерстве без участия Казахстана. Японцы отказались и потребовали включить во все сделки Казахстан в соответствии с ранее достигнутым со мной с соглашением», — утверждал Джакишев. И заключил: «русские подготовили необходимые обвинения и доказательства», чтобы упрятать его в тюрьму.
Мухтар Джакишев трижды подавал ходатайство об УДО. В двух первых случаях суд отказывал осужденному.

3 марта 2020 года председатель суда №2 Семея Жанат Абенова удовлетворила ходатайство Джакишева. В результате экс-глава «Казатомпрома», отбывавший наказание в учреждении ОВ 156-14, вышел на свободу на три года и два месяца раньше срока.
Почти сразу Джакишев дал интервью владельцу казахстанского «Форбса» Арманжану Байтасову. При этом отметил, что не знает точных причин, которые привели к его задержанию, спорному судебному процессу, а в итоге — к длительному заключению. Но вполне определенно намекнул, что за его арестом стоит никто иной, как Владимир Владимирович Путин.

Читайте также

Читайте также

Мухтар Джакишев