Кто в Казахстане пытается влиять на сознание масс? Оппозиционеры-тяжеловесы, молодые гражданские активисты, лидеры общественного мнения, СМИ. Вера многих из них в собственную правду подкреплена или жаждой славы, или финансовыми обязательствами.

Особенность казахстанской оппозиции заключается в том, что путь в нее, как правило, начинается с двух отправных точек. Это либо попытка прикрыть свои криминальные дела, либо «повышение» по службе у грантодателя.

Так называемые ЛОМы стали уже именем нарицательным. Беззастенчиво скармливая публике проплаченную информацию, они даже не заметили, как превратились в образчик самой пошлой ангажированности.

Самые интересные факты — здесь, в полной энциклопедии главных активистов Казахстана.

Валерия Ибраева

Общая информация

Общая информация

Ибраева Валерия Валентиновна родилась в 1955 году в Ташкенте (Узбекистан).

Окончила Академию художеств в Ленинграде, работала в издательстве «Онер».

С 1998 по 2009 годы являлась директором Центра современного искусства Сороса (СЦСИ) в Алматы.

Автор статей и книг по современному искусству Центральной Азии и Казахстана.

Искусство от Сороса

Искусство от Сороса

И что бы делали непросвещенные казахстанцы, если бы в 1998 году щедрый Джордж Сорос не отсыпал бы из своего кошелька монет на развитие современного искусства? В худшем случае, они бы не узнали, что под соусом Contemporary Art можно медленно, но верно причинять демократию.

Разумеется, в эпоху хаоса лихих 90-х народ в большинстве своем все принимал за чистую монету: и призывы к мнимой свободе, и вдалбливание исподтишка понимания, что власть априори не может быть хорошей, а потому с ней надо бороться. Проводником «прекрасного» от Сороса в Казахстане стала искусствовед Виктория Ибраева, до этого работавшая в издательстве «Онер».

В 1997 году при поддержке Фонда «Сорос-Казахстан» состоялась выставка «Права человека: Terra Incognita». В 1998 году открылся Центр современного искусства Сороса-Алматы (СЦСИ), миссией которого стала «поддержка современного художественного процесса в Казахстане и интеграция его в мировой художественные процесс». И закрутилось колесо навязывания «демократических ценностей» и внедрение «арт-активизма».

Эстетика смыслов, институции, инсталляции, перформансы и прочите непонятные определения стали пропуском в новый дивный мир избранных. Избранных Фондом Сороса для того, чтобы показать: художник не имеет права рисовать для себя, самовыражаться и рисовать примитивные пейзажи.

Его задача — через вдруг ставшие популярными объекты искусства, больше похожие на результаты арт-терапии в психиатрической клинике, донести все ужасы, которые творила власть пятьдесят лет назад и творит сейчас. И чем страшнее был арт-объект, тем больше он соответствовал вкусу прекрасного Валерии Ибраевой.

Каждому, кто посмел бы сказать, что Contemporary Art — это не только про права человека, и что выглядеть это может более эстетично и понятно, дорога в общество «великих художников» была бы закрыта. А потому изгалялись представители искусства Сороса, как могли.
«Однажды в центре Чимкента Асхат Ахмедьяров вымазался клеем, вывалялся в семечках и объявил, что это "Цэансдиалог с Ван Гогом". Потом трое суток отсидел в милиции.

Верующему Сайду Атабекову не нравится, когда бывшие секретари компартии желают стать пророками. Однажды он выжег в Коране дыру, вставил в нее облитый зеленой краской камень и принес его на выставку "Пир духа" в СЦСИ.

Сколько искусствоведы ни убеждали общественность, что ислам в Казахстане был слабо развит в силу номадического способа существования, что в кочевом быту не строили даже мечетей, что элементы пантеистических ритуалов до сих пор присутствуют в народной жизни, а изображения людей, запрещенные исламом, – на улицах и в музеях, и что Коран Сайда – это визуализация кочевого варианта ислама, и что это вообще – художественный, а не религиозный объект, возмущенная патриотическая общественность, которая еще недавно была коммунистической, осталась при своем, весьма негативном, мнении», — писала в одной из своих статей Валерия Ибраева об участниках арт-группы «Красный трактор».
«Однажды в центре Чимкента Асхат Ахмедьяров вымазался клеем, вывалялся в семечках и объявил, что это "Цэансдиалог с Ван Гогом". Потом трое суток отсидел в милиции.

Верующему Сайду Атабекову не нравится, когда бывшие секретари компартии желают стать пророками. Однажды он выжег в Коране дыру, вставил в нее облитый зеленой краской камень и принес его на выставку "Пир духа" в СЦСИ.

Сколько искусствоведы ни убеждали общественность, что ислам в Казахстане был слабо развит в силу номадического способа существования, что в кочевом быту не строили даже мечетей, что элементы пантеистических ритуалов до сих пор присутствуют в народной жизни, а изображения людей, запрещенные исламом, – на улицах и в музеях, и что Коран Сайда – это визуализация кочевого варианта ислама, и что это вообще – художественный, а не религиозный объект, возмущенная патриотическая общественность, которая еще недавно была коммунистической, осталась при своем, весьма негативном, мнении», — писала в одной из своих статей Валерия Ибраева об участниках арт-группы «Красный трактор».

Художники на грантах

Художники на грантах

Даже после закрытия Центра современного искусства Сороса-Алматы ФСК не оставил идею заявлять о гражданских правах через искусство. Выставок, которые проходили под его эгидой, было множество и все они сводились к одному: только такие произведения искусства имеют право на существование – безумные, активистские, «со смыслами». И вот уже среди экспонатов появляются объекты, в которые вкладывается такая любимая Фондом Сороса пропаганда ЛГБТ.

В декабре 2017 года художник Куаныш Базаргалиев представил работу «Вы хотите батыров? Их есть у меня». Она была о том, как предки казахов поддерживают гей-сообщество в настоящем.
«Гей-сообщества, грубо говоря, были всегда, во все времена. Есть масса примеров из античности. Я думаю, казахское общество не отличалось в этом плане от других. А почему-то сейчас такое негативное отношение к ним. В поселке моего отца живет пожилой человек, который всю жизнь одевался в женскую одежду, и к нему толерантно относятся. А в городе почему-то иное отношение», — говорил Базаргалиев журналистам «Радио Азаттык».
«Гей-сообщества, грубо говоря, были всегда, во все времена. Есть масса примеров из античности. Я думаю, казахское общество не отличалось в этом плане от других. А почему-то сейчас такое негативное отношение к ним. В поселке моего отца живет пожилой человек, который всю жизнь одевался в женскую одежду, и к нему толерантно относятся. А в городе почему-то иное отношение», — говорил Базаргалиев журналистам «Радио Азаттык».
Тогда же любимец Фейсбук-публики художник-карикатурист Мурат Дильманов представил свое творение, которым иронизировал над свободой слова в Казахстане. И это, особенно сейчас, кажется особенно странным, учитывая, что Дильманов совершенно безболезненно для своей собственной свободы и безопасности публикует в социальных сетях карикатуры на грани. Но кто вдается в такие нюансы?

Как никто и не пытался поспорить с Валерией Ибраевой, что искусство может быть разным. И даже красивым и понятным, и не обязательно наполненным «активизмом».
«Я готова отдать все свои зубы за то, что все, что вы увидите здесь, это настоящее искусство, над которыми художники думали. Для многих отправной точкой послужила прошлогодняя выставка. Все работы созданы в течение этого года, который был тяжелым для прав человека, но достаточно легким для понимания гражданских прав, когда появились гражданские объединения и инициативы, такие как "Требуем реформу МВД" и "Сохраним Кок-Жайляу"», — сказала она гостям на выставке 2017 года.
«Я готова отдать все свои зубы за то, что все, что вы увидите здесь, это настоящее искусство, над которыми художники думали. Для многих отправной точкой послужила прошлогодняя выставка. Все работы созданы в течение этого года, который был тяжелым для прав человека, но достаточно легким для понимания гражданских прав, когда появились гражданские объединения и инициативы, такие как "Требуем реформу МВД" и "Сохраним Кок-Жайляу"», — сказала она гостям на выставке 2017 года.
Кто бы рискнул спорить с куратором и лишиться своих грантов? Ведь работа Сороса — системна, и охватывает и сам гражданский активизм, и работу экозащитников, и СМИ, и выставки «правильных» художников — все направлено на формирование определенного мышления. И, главным образом у тех, кто хочет плыть против течения, неважно — куда и зачем. Главное — против.

А 17 сентября 2020 года в Алматы в Artmeken Gallery при поддержке Фонда «Сорос-Казахстан» открылась выставка, посвященная правам человека «Права человека: 50 оттенков голубого». Название как бы намекало на тематику, но на самом деле речь шла о государственном флаге Казахстана. Куратором выставки снова выступила искусствовед Валерия Ибраева.
«2019 год ознаменовался движением молодежи, получившим название "Оян, Казахстан". Одной из его первых уличных акций стало вывешивание баннера с надписью "От правды не убежишь" во время проведения марафона. Кроме уличных акций, активизировался феминистский дискурс. Появились художницы, глубоко и последовательно разрабатывающие эту тему.

В лицемерном государстве художникам частенько приходится прибегать к эзопову языку – так и Роман Захаров, изучая корейский язык, ведет дневник, в котором зарисовывает не только предметы, иллюстрирующие те или иные иероглифы, но и события повседневности – аресты протестантов, эпизоды в тюрьме, сцены полицейского произвола и как мы переживали карантин», — цитировал Ибраеву на своем сайте ФСК.
«2019 год ознаменовался движением молодежи, получившим название "Оян, Казахстан". Одной из его первых уличных акций стало вывешивание баннера с надписью "От правды не убежишь" во время проведения марафона. Кроме уличных акций, активизировался феминистский дискурс. Появились художницы, глубоко и последовательно разрабатывающие эту тему.

В лицемерном государстве художникам частенько приходится прибегать к эзопову языку – так и Роман Захаров, изучая корейский язык, ведет дневник, в котором зарисовывает не только предметы, иллюстрирующие те или иные иероглифы, но и события повседневности – аресты протестантов, эпизоды в тюрьме, сцены полицейского произвола и как мы переживали карантин», — цитировал Ибраеву на своем сайте ФСК.

Штучный товар

Штучный товар

Что касается Романа Захарова, то он в апреле 2019 года был привлечен к административной ответственности и подвергнут аресту на 5 суток. Причиной послужил его «перформанс»: так называемый художник вывесил на одном из алматинских перекрестков баннер с цитатой из Конституции РК, оставив после себя «производственный» мусор.

Пресс-служба департамента полиции Алматы сообщила, что 29 апреля в шесть часов утра в Центр оперативного управления позвонили граждане и сообщили о том, что неизвестный мужчина на пересечении проспектов аль-Фараби и Достык разбрасывает бумагу, расходный материал и другие предметы, тем самым нарушая общественный порядок.
«На сигнал отреагировал экипаж дорожно-патрульной полиции. Мужчина вел себя вызывающе и отказывался устранять свое правонарушение. Для установления личности мужчина был доставлен нарядом в УП Медеуского района по территориальности. В последствии МПС УП Медеуского района в отношении гр. Захарова Р. Е., 1988 года рождения, был составлен административный материал ст. 434, ч. 1, КРКобАП», — говорилось в сообщении ДП Алматы.
«На сигнал отреагировал экипаж дорожно-патрульной полиции. Мужчина вел себя вызывающе и отказывался устранять свое правонарушение. Для установления личности мужчина был доставлен нарядом в УП Медеуского района по территориальности. В последствии МПС УП Медеуского района в отношении гр. Захарова Р. Е., 1988 года рождения, был составлен административный материал ст. 434, ч. 1, КРКобАП», — говорилось в сообщении ДП Алматы.
Сам Захаров заявил, что солидарен с акцией Асии Тулесовой и Бейбарыса Толымбекова, которые во время алматинского марафона вывесили вдоль дороги, по которой бежали участники спортивного мероприятия, баннер с лозунгом «От правды не убежишь. Правоохранительные органы задержали активистов, а затем суд арестовал их на 15 суток.

Впрочем, и сама Ибраева в свое время отличилась перформансом, за который была оштрафована: вместе с еще несколькими активистками она явилась на один из митингов 2014 года в кружевных трусах на голове.

Задержали куратора и искусствоведа не за трусы, конечно же, а за участие в несанкционированной акции. Но Ибраева очень гордится своей хулиганской выходкой, и искренне не понимает, почему ее арт-активизм не поняли. Хотя, по ее же словам, «штучный товар редко ценится в неразвитых обществах». А из развитых, похоже, в Казахстане только грантополучатели Сороса.
Валерия Ибраева

Читайте также

Читайте также