Кто в Казахстане пытается влиять на сознание масс? Оппозиционеры-тяжеловесы, молодые гражданские активисты, лидеры общественного мнения, СМИ. Вера многих из них в собственную правду подкреплена или жаждой славы, или финансовыми обязательствами.

Особенность казахстанской оппозиции заключается в том, что путь в нее, как правило, начинается с двух отправных точек. Это либо попытка прикрыть свои криминальные дела, либо «повышение» по службе у грантодателя.

Так называемые ЛОМы стали уже именем нарицательным. Беззастенчиво скармливая публике проплаченную информацию, они даже не заметили, как превратились в образчик самой пошлой ангажированности.

Самые интересные факты — здесь, в полной энциклопедии главных активистов Казахстана.

Виктор Храпунов

Общая информация

Общая информация

Храпунов Виктор Вячеславович родился 24 ноября 1948 года.

Семья: Жена — Лейла Калибековна Храпунова, бывшая владелица группы компаний «Viled», учредитель негосударственного некоммерческого учреждения «Алматинский экономический университет». Дочери: Галина Храпунова, Елена Храпунова, Эльвира Храпунова-Бельмадани. Сыновья: Ильяс Храпунов, Даниэль Храпунов.

Закончил Усть-Каменогорский индустриальный техникум, Алматинский энергетический институт, Алматинскую высшую партийную школу. Получил ученую степень доктора экономических наук.

Трудовая деятельность:
Свой трудовой стаж начал с работы дежурным слесарем. Был слесарем по ремонту, сменным мастером, мастером, старшим инженером-технологом ПТО, заместителем начальника котельного цеха, начальником турбинного цеха Алматинской ТЭЦ; главным инженером Алматинского предприятия тепловых сетей; председателем Ленинского райисполкома; вторым секретарем Алматинского горкома партии; первым заместителем председателя Алматинского горсовета — председателем горисполкома; первым заместителем главы Алматинской городской администрации; министром энергетики и угольной промышленности РК; министром энергетики и природных ресурсов РК.

  • С 1997 по 2004 годы — аким Алматы.
  • С 2004 по 2007 годы — аким Восточно-Казахстанской области.
  • С января по ноябрь 2007 года — министр по чрезвычайным ситуациям РК.

Был отправлен в отставку по предложению премьер-министра Карима Масимова в связи с незаконным выделением земельных участков на водоохранных территориях Алматы, за допущенные нарушения в бытность акимом, после скандала с незаконной застройкой предгорий.

Похозяйничал…

Похозяйничал…

До 2007 года Виктор Храпунов ни о какой оппозиции не помышлял. И уж точно не считал себя преследуемым властями, когда хозяйничал сначала в Алматы, потом — в Восточном Казахстане, а перед самым бегством из страны — в Министерстве по чрезвычайным ситуациям.

Храпунов был акимом Алматы с 1997 года. При нем город наводнили маршрутные такси, с которыми аким позднее начал самую настоящую борьбу — аварийная ситуация из-за игнорирующих правила дорожного движения водителей «маршруток» ухудшилась в разы. Алматинцам Храпунов запомнился и массовой «зачисткой» города от коммерческих киосков, и разбитыми дорогами, и появлением первых элитных многоэтажек.

При Храпунове так и не дождались горожане ни одной ветки метро. Зато могли лишиться возможности передвигаться на праворульных машинах: именно алматинский аким высказал идею запретить японские автомобили. Приводились данные мифической статистики, согласно которым, авто с правым рулем чаще становились участниками ДТП.

Однако этот вид транспорта был наиболее доступным для простых казахстанцев, а потому решение Храпунова не только не нашло поддержки в обществе, но и вызвало массовое недовольство. Автолюбители создавали различные сообщества, писали в СМИ и высокопоставленным чиновникам, выходили на митинги. Постепенно ситуация как бы сама собой успокоилась.

Но навсегда имя Виктора Храпунова вошло в историю Алматы в связи с ситуацией вокруг аэропорта, чье здание сгорело в июле 1999 года. Официальная версия Агентства по чрезвычайным ситуациям, которым тогда руководил Шалбай Кулмаханов, свелась к тому, что причиной пожара стала обычная фритюрница. В процессе приготовления пищи она вспыхнула, масло, которое было в ней, разлилось и начало гореть, загорелся паркет, а горящее масло распространялось дальше. В итоге сгорел терминал площадью почти в 9 тысяч кв. метров.

Между тем, пожар случился через три месяца после перерегистрации аэропорта, который стал называться ОАО «Международный аэропорт Алматы». И в версию с фритюрницей мало кто верил. Слишком уж стремительно распространялось пламя и как-то подозрительно медлительно действовали службы безопасности аэропорта. А потом и вовсе стали происходить странные дела.

В декабре 2003 года ОАО «Имсталькон», строившее новый терминал, получило право распоряжаться помещениями площадью 2481,92 кв. метров. Якобы за долги перед компанией. Позднее проверка показала, что никаких долгов не существовало. Точнее, должен был сам «Имсталькон» — более полумиллиарда тенге. Также выяснилось, что подрядчик получал огромную предоплату без учета сделанных работ.

Передача площадей «Имсталькону» состоялась 30 декабря 2003 года, а уже 31 декабря АО передало площади терминала и земельный участок в 8 гектаров ТОО «Казан Со», которая в свою очередь в 2004 году произвела отчуждение этой собственности ряду юридических и физических лиц.

Еще одна любопытная деталь: в ноябре 2001 года из-под ОАО «Международный аэропорт Алматы» была выведена аэропортовская деятельность. Вместе с 68% активов предприятия она была передана еще одной компании — ОАО «Международный аэропорт».
«В результате возникла прямо таки идиотская ситуация. Несмотря на получение более двух третей активов, именно на аэропортовскую деятельность не удосужился получить гослицензию новый "Международный аэропорт". Наоборот, "Международный аэропорт Алматы" эту лицензию имел, но в результате утраты активов лишился возможности отправлять и принимать самолеты и пассажиров! В это трудно верится, но чтобы воздушные ворота мегаполиса не захлопнулись, "Международный аэропорт Алматы" был вынужден арендовать (!) у "Международного аэропорта" основные средства, включая недвижимость», — писали позднее СМИ.
«В результате возникла прямо таки идиотская ситуация. Несмотря на получение более двух третей активов, именно на аэропортовскую деятельность не удосужился получить гослицензию новый "Международный аэропорт". Наоборот, "Международный аэропорт Алматы" эту лицензию имел, но в результате утраты активов лишился возможности отправлять и принимать самолеты и пассажиров! В это трудно верится, но чтобы воздушные ворота мегаполиса не захлопнулись, "Международный аэропорт Алматы" был вынужден арендовать (!) у "Международного аэропорта" основные средства, включая недвижимость», — писали позднее СМИ.
Между тем, строительство терминала затягивалось. Обещание Храпунова сдать новый пассажирский терминал к 16 декабря 2001 года осталось невыполненным.

В начале января 2002 года на пресс-конференции он обвинил во всем генподрядчика, компанию «Имсталькон». Однако, по словам Храпунова, в июле-августе 2002 года аэропорт уж точно будет сдан.

Но весной того же года со скандальными обвинениями выступил институт «Проектстальконструкция», который заявил: строящееся здание аэропорта сейсмически неустойчиво. Тут же последовало опровержение Казахстанского научно-исследовательского института сейсмостойкого строительства. Пока разбирались в этом вопросе, провалили еще один срок сдачи. Акимат вновь пообещал, что строительство завершится к 16 декабря 2002 год. Но и этот срок был сорван.

Вскоре «Международный аэропорт Алматы» и ОАО «Международный аэропорт» были объединены. А акимат обозначил новые сроки сдачи: 16 декабря 2003 года. На торжественном открытии терминала с участием Нурсултана Назарбаева выяснилось, что новое здание обслуживает лишь направление Алматы — Астана и только одной авиакомпанией — «Эйр Астана». Другие пассажиры были вынуждены по-прежнему пользоваться приспособленным помещением.
Вскрылись и другие факты. Оказалось, что новый терминал обошелся городу и софинансировавшему стройку «Казкоммерцбанку» не в $24 млн, как предполагалось проектом, а в $52 млн. Но все это стало известно позже, после перемещения Храпунова в 2004 году из кресла акима Алматы на должность главы Восточно-Казахстанской области.

С конца 90-х годов, когда Виктор Храпунов занял кресло градоначальника, на окраинах Алматы начались самозахват участков и самостийная застройка. Тогда эти земли еще не были официально в городской черте, они находились на стыке Алматинской области и мегаполиса.

С приходом на должность акима Имангали Тасмагамбетов открылась невероятная картина: самозахватчики оказались и не самозахватчиками вовсе. Они предъявили новым городским властям вполне официальные акты купли-продажи либо аренды участков и разрешения на их застройку. В том числе в водоохранных зонах и там, где пролегают потенциально опасные сети, включая газопроводы.

Так появились микрорайоны «Шанырак», «Бокай» и им подобные. События, которые происходили там в середине «нулевых» хорошо известны, а организатор тогдашних беспорядков, радетель за права самозахватчиков Арон Атабек до сих пор отбывает тюремный срок.

«Подвигам» алматинского акима Храпунова не одну статью посвятил известный журналист Геннадий Бендицкий. В его материалах рассказывалось, как в наглую изымались земли для госнужд, как одним росчерком пера люди лишались собственности.
«Короче, много писал я о бывшем алматинском градоначальнике. А потому сейчас испытываю смешанные чувства. С одной стороны – горд за Алматы. Любому другому казахстанскому городу не сносить бы такого головы! С другой - рад за своих коллег из Восточно-Казахстанской области. Им теперь о "подвигах" своего нового акима писать – не переписать...

А заодно задаюсь вопросом: есть ли в Казахстане другой высокопоставленный чиновник, который, наломав столько дров, расплачивается за это не головой, а лишь сменой кресла?», — задавался вопросом Бендицкий после перехода Храпунова на должность акима ВКО.
«Короче, много писал я о бывшем алматинском градоначальнике. А потому сейчас испытываю смешанные чувства. С одной стороны – горд за Алматы. Любому другому казахстанскому городу не сносить бы такого головы! С другой - рад за своих коллег из Восточно-Казахстанской области. Им теперь о "подвигах" своего нового акима писать – не переписать...

А заодно задаюсь вопросом: есть ли в Казахстане другой высокопоставленный чиновник, который, наломав столько дров, расплачивается за это не головой, а лишь сменой кресла?», — задавался вопросом Бендицкий после перехода Храпунова на должность акима ВКО.
Еще один важный эпизод из жизни Храпунова — акима Алматы связан с деятельностью бельгийской компании «Трактебель», которая получила солидный кусок в алматинской энергосети — местную ТЭС. Сам процесс сделки происходил во время казахстанской приватизации, которая осуществлялась не за ваучеры, как в России или в Восточной Европе, а за счет привлечения иностранных инвесторов. Они брали на себя управление отечественными предприятиями, но взамен обязывались осуществить модернизацию.

Но в случае с «Трактебелем» инвестор заставлял население города исправно платить и свою деятельность свел не к модернизации предприятия и удешевлению энергии, а к ее подорожанию. Тарифы систематически росли, но вырученные средства уходили в неизвестном направлении.

Не менее интересной выглядит история о незаконном распределении недвижимости и земельных участков в Алматы. Так, одним из наиболее известных объектов стало здание бывшего детского сада №186, которое в апреле 2001 года решением акима Алматы Храпунова было приватизировано. И стало собственностью его супруги Лейлы. Действуя по заранее отработанной схеме, объект был впоследствии выставлен на продажу, в результате чего чета Храпуновых получила в свое распоряжение порядка 288 млн тг.

За период с 2002 по 2003 год бывший мэр Алматы незаконно продал более полусотни земельных участков для размещения наружной рекламы.

Став акимом Восточно-Казахстанской области, Виктор Храпунов «принес» с собой в регион и отработанные на Алматы схемы перераспределения земельных участков. Местные предприниматели еще долго вспоминали, как акимат продавал им здания, которые являлись госсобственностью.

Все сделки по приобретению имущества проводились строго по закону, но никто не сказал коммерсантам, что здания на тот момент принадлежали государству и не должны были реализовываться. В результате областная прокуратура признала сделки по приобретению объектов незаконными, а областной суд обязал предпринимателей вернуть объекты в госсобственность.

Но это было гораздо позже. А тем временем, в январе 2007 года Храпунов становится министром по чрезвычайным ситуациям. Правда, уже в конце октября глава правительства Карим Масимов выступил с предложением отправить в отставку Виктора Храпунова и председателя Агентства по управлению земельными ресурсами Бахыта Оспанова в связи с незаконным выделением ими земельных участков на водоохранных территориях Алматы.
«Поскольку есть нарушения, есть и конкретные люди, которые принимали решения по ним. И если такие решения принимались, то эти люди должны понести соответствующую ответственность.

Поэтому, я считаю, что вы, Виктор Храпунов, как бывший аким города, принимавший решения, не можете дальше продолжать работу в правительстве, поэтому я вношу предложение на имя главы государства об отстранении вас от должности министра», — заявил премьер.
«Поскольку есть нарушения, есть и конкретные люди, которые принимали решения по ним. И если такие решения принимались, то эти люди должны понести соответствующую ответственность.

Поэтому, я считаю, что вы, Виктор Храпунов, как бывший аким города, принимавший решения, не можете дальше продолжать работу в правительстве, поэтому я вношу предложение на имя главы государства об отстранении вас от должности министра», — заявил премьер.
Также он поручил отправить в отставку заместителей акима города Алматы Якова Заяца и Кайрата Букенова, а также заместителей акима Алматинской области Алихана Тойбаева, акима Талгарского района Алматинской области Кенжебека Омарбаева и заместителя акима Талгарского района Калимолду Байболова, акима Карасайского района Алматинской области Булатбека Кутпанова, передает корреспондент агентства.

Масимов также дал поручение акимам Алматы и Алматинской области «устранить все недостатки, связанные с незаконной застройкой Алматы и Алматинской области».

Экс-аким Храпунов спокойно вышел на пенсию и в апреле 2008 года «эмигрировал» в Швейцарию. И дал о себе знать лишь после бегства из Казахстана своего свата –Мухтара Аблязова. Храпунов стал заявлять о нарушениях прав человека на родине.

А в 2013 году выпустил во Франции книгу «Nazarbaev votre ami le dictateur» (на русском языке она вышла под названием «Я обвиняю! О диктатуре Нурсултана Назарбаева»), которая, как писала жена Храпунова Лейла, обличает «коррупционную форму правления» президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

И здесь самое время вспомнить о второй половинке бывшего алматинского главы — Лейле Калибековне.

Cherchez la femme

Cherchez la femme

В 2012 году бывший сотрудник Лейлы Храпуновой, несколько лет работавший в одной из ее бизнес-структур, рассказал журналистам о том, как жила и работала чета Храпуновых в бытность, когда ее глава являлся акимом города Алматы.

Когда Храпунов был снят с должности акима Алматы, супруги сразу применили специальную схему, открыв в Швейцарии компанию Phoenix.
«Я у них бывал в доме, который стоит у поворота на Бутаковку, с правой стороны забор большой – там их резиденция была, они ее потом Аблязову продали. Для них модель семьи Лужкова была идеалом, и в этом доме в кабинете висел портрет московского мэра и его жены», — рассказывал бывший сотрудник.
«Я у них бывал в доме, который стоит у поворота на Бутаковку, с правой стороны забор большой – там их резиденция была, они ее потом Аблязову продали. Для них модель семьи Лужкова была идеалом, и в этом доме в кабинете висел портрет московского мэра и его жены», — рассказывал бывший сотрудник.
Он утверждал, что Виктор Храпунов имел прямое отношение ко всему бизнесу супруги: в каждом своем офисе она обустроила для него рабочие кабинеты.
А когда стали всплывать все делишки мужа, Лейла Храпунова перевезла нажитое непосильным трудом имущество за границу. И при продаже своего бизнеса в Казахстане вовсе не потеряла, как она утверждала, а напротив — неплохо заработала.
«Она хорошо бизнес продала. И заработала на продаже раз в 10 больше того, что реального было затрачено. Посудите сами, вот это здание на Желтоксан – Толе би, где "Ордабасы" находится, обошлось в $150 тыс., она сделала там ремонт, вложила в него где-то $3 млн, чтобы всё было на высоком уровне, а продали его за $25 млн.

А что касается медцентра на Ленина (пр. Достык.), туда она вложила $2 млн, тем же ордабасынцам продала его за $8 млн. Дом на Бутаковке они построили миллионов за 10, а Аблязову продали за $35 млн. Не думаю, что она сильно пострадала финансово. Другой вопрос, что ей что-то не дали доделать, в Усть-Каменогорске, например. Она там что-то вложила и не успела вернуть, но это не такие большие деньги», — рассказывал бывший сотрудник Храпуновой.
«Она хорошо бизнес продала. И заработала на продаже раз в 10 больше того, что реального было затрачено. Посудите сами, вот это здание на Желтоксан – Толе би, где "Ордабасы" находится, обошлось в $150 тыс., она сделала там ремонт, вложила в него где-то $3 млн, чтобы всё было на высоком уровне, а продали его за $25 млн.

А что касается медцентра на Ленина (пр. Достык.), туда она вложила $2 млн, тем же ордабасынцам продала его за $8 млн. Дом на Бутаковке они построили миллионов за 10, а Аблязову продали за $35 млн. Не думаю, что она сильно пострадала финансово. Другой вопрос, что ей что-то не дали доделать, в Усть-Каменогорске, например. Она там что-то вложила и не успела вернуть, но это не такие большие деньги», — рассказывал бывший сотрудник Храпуновой.
В августе 2018 года на скамье подсудимых оказалась Айнакуль Садыкбаева, которая в начале 2000-х годов работала главным бухгалтером в ТОО «Viled Алматы», с 2003 года являлась главным бухгалтером в ТОО «KazRealincom». Учредителем обеих компаний на тот момент являлась Лейла Храпунова.

Как пояснила подсудимая, супруга экс-акима в те годы назначала ее номинальным директором компании.
«Однажды она, пригласив меня в кабинет, сказала, что назначила меня номинальным директором компании. При этом, она добавила, что в этом нет ничего противозаконного. В то время ее супруг стал акимом Алматы, поэтому, говорит, не может его компрометировать. Я согласилась, посчитав, что такие высокопоставленные лица ничего противозаконного не могут совершить», — рассказала подсудимая.
«Однажды она, пригласив меня в кабинет, сказала, что назначила меня номинальным директором компании. При этом, она добавила, что в этом нет ничего противозаконного. В то время ее супруг стал акимом Алматы, поэтому, говорит, не может его компрометировать. Я согласилась, посчитав, что такие высокопоставленные лица ничего противозаконного не могут совершить», — рассказала подсудимая.
По словам Садыкбаевой, Храпунова приглашала ее неоднократно в кабинет и заставляла подписывать те или иные документы купли-продажи недвижимости и других объектов. Обязана женщина была это делать из-за того, что в них имелась ее данные как руководителя.

Садыкбаева приняла участие в подписании протоколов и договоров по делу «Билбордов», «Поликлиника ветеранов ВОВ», компаниям ТОО «Виктория-КМК» и ТОО «Адемытау-КМК», а также «CAI–Казахстан».

Подсудимый Абылайхан Карымсаков работал с Лейлой Храпуновой с 1995 года. Тогда она возглавляла свою частную телекомпанию «Тан» и предложила ему должность заместителя по общим вопросам. Он также рассказал суду, что лично номинально возглавлял пять компаний Храпуновой.
«Как генеральный директор я не имел право печати, которая хранилась у нее, все учредительные документы были у нее. И у меня была номинальная должность. Все сделки, которые проводились с этими компаниями – все шло под контролем самой Храпуновой. Она никогда из рук не выпускала контроль над ними, сама решала все. В ходе следствия мне стало известно, что эти объекты оформлялись и перепродавались», — пояснил Карымсаков.
«Как генеральный директор я не имел право печати, которая хранилась у нее, все учредительные документы были у нее. И у меня была номинальная должность. Все сделки, которые проводились с этими компаниями – все шло под контролем самой Храпуновой. Она никогда из рук не выпускала контроль над ними, сама решала все. В ходе следствия мне стало известно, что эти объекты оформлялись и перепродавались», — пояснил Карымсаков.

Семейный подряд

Семейный подряд

В 2010 году дети Виктора Храпунова вошли в список трехсот самых богатых жителей Швейцарии. Об этом сообщало русскоязычное издание «Наша газета», которое выходит в Женеве. По данным журналистов, состояние Ильяса Храпунова составило ₣350 млн — около $343 млн. А его сестра Эльвира Храпунова-Бельдимани владела ювелирным бутиком и виллой в фешенебельном квартале Женевы.

В 2014 году сын Виктора Храпунова Ильяс был объявлен в международный розыск. Ему инкриминировалось создание ОПГ, участие в преступном сообществе и легализация денежных средств и имущества, приобретенных нелегальным путем.

Ильяс Храпунов и его супруга — дочь Мухтара Аблязова Мадина Храпунова — оказались в дипломатическом списке постоянной дипломатической миссии ООН в одной из африканских республик. Согласно документу, Ильяс числился советником дипломатической миссии в Центрально-Африканской республике.

В конце 2013 года Ильяс Храпунов продал акции основанной им компании Swiss Development Group, которая занималась строительством гостиниц, спа-курортов и жилых комплексов в Швейцарии.

В 2017 году в казахстанском суде был рассмотрен эпизод о выдаче многомиллиардного кредита компании Мухтара Аблязова «Building Service Company», приобретенной им у семьи Храпуновых.
В октябре 2003 года Лейла Храпунова продала 100% долю участия в ТОО «Building Service Company», а вырученные средства вывела в швейцарские банки на имя своей дочери Эльвиры. Следующим фактическим владельцем компании стал Мухтар Аблязов.

Сумма этой семейной сделки, по информации следствия, составила более 2 млрд тг. Со временем Аблязов начал делить капитал Building Service Company между другими аффилированными компаниями, которые в дальнейшем получили многомиллионные кредиты в «БТА Банке», которые так и не были возвращены.

В 2007 году по отработанной в «БТА Банке» схеме была составлена заявка от ТОО «Building Service Company» на открытие кредитной линии в размере $45 млн. Естественно, никаких проблем с ее одобрением не возникло. Кредитный комитет не проводил экспертиз, не проверял заемщика и его кредитную историю. Сотрудники банка прекрасно знали, кто является фактическим владельцем компании-заемщика, поэтому решение было принято оперативно.

Вскоре на счет Building Service Company начали поступать выделенные БТА деньги, однако возврата по ним так и не последовало. Похищенные деньги были легализованы Аблязовым и потрачены в личных целях.

В 2018 году Верховный суд Великобритании постановил, что Ильяс Храпунов помогал Мухтару Аблязову в хищении денег «БТА Банка», и присудил выплатить банку $500 млн.

Как писал американский Newsweek, Ильяс Храпунов вступил в сговор с бывшим председателем «БТА Банка» Мухтаром Аблязовым, содействуя ему в похищении $6 млрд. Судебные документы свидетельствовали о том, что деньги, возможно, были отмыты через империю недвижимости президента Дональда Трампа, писало издание.

В решении суда говорилось, что Ильяс Храпунов помог своему тестю вывести часть денег с замороженных счетов, заручившись помощью профессионального английского бухгалтера, знакомого с работой офшорных компаний.
«Господин Аггарвал – английский бухгалтер, хорошо разбирающийся в работе офшорных компаний и других организаций, с помощью которых можно скрыть истинного владельца активов. Господин Храпунов сказал ему, что действует от имени нескольких клиентов, скрыв, что заказчиком был Мухтар Аблязов», — говорилось в решении.
«Господин Аггарвал – английский бухгалтер, хорошо разбирающийся в работе офшорных компаний и других организаций, с помощью которых можно скрыть истинного владельца активов. Господин Храпунов сказал ему, что действует от имени нескольких клиентов, скрыв, что заказчиком был Мухтар Аблязов», — говорилось в решении.
Аблязов также заручился поддержкой Ильяса Храпунова, чтобы отмыть деньги через крупные проекты в области недвижимости в США и Европе. По данным отчетов, Ильяс Храпунов купил 3 квартиры в отеле Trump SoHo в Нью-Йорке (девелоперский проект Дональда Трампа и компании Bayrock Group LLC) и вскоре перепродал их.

В 2019 году Ильяса Храпунова обвинили в уничтожении улик по делу об отмывании денег, включая приобретение квартир в башне Trump SoHo.
«Сын бывшего казахстанского политика, обвиняемого в хищении государственных активов, использовал сотни учетных записей для зашифрованных электронных писем, чтобы скрыть разговоры о сделках с недвижимостью в США. Ильяс Храпунов также проигнорировал требование суда США по сохранению доказательств до начала судебного процесса и удалил учетные записи», — говорилось в сообщении.
«Сын бывшего казахстанского политика, обвиняемого в хищении государственных активов, использовал сотни учетных записей для зашифрованных электронных писем, чтобы скрыть разговоры о сделках с недвижимостью в США. Ильяс Храпунов также проигнорировал требование суда США по сохранению доказательств до начала судебного процесса и удалил учетные записи», — говорилось в сообщении.
Как сообщалось, уничтоженные записи были, скорее всего, связаны с продажей доли в проекте Flatotel группы ChetritGroup. По информации «БТА Банка», в удаленных учетных записях электронной почты, вероятно, содержались сообщения об одной из центральных проблем в этом деле — почему ответчики продали свою долю в проекте Flatotel группы ChetritGroup в центре Манхэттена по цене ниже рыночной.

Продажа, организованная Ильясом Храпуновым и Николасом Бургом, бывшим директором Triadou, ранее была признана окружным судьей США Алисон Натан причиной начала судебного разбирательства. Кроме того, отмечалось, что Храпунов-младший пытался скрыть ключевого свидетеля, который в конечном итоге был обнаружен в Калифорнии и допрошен.
«"БТА Банк" также обвинил ответчиков в сокрытии местонахождения ключевого свидетеля Геннадия Петелина. Защита давно утверждала, что оспариваемые деньги, вложенные в США, принадлежали Петелину, чей сын женат на сестре Ильяса Храпунова.

Банк заявил, что иск сделал Петелина "критически важным свидетелем" по этому делу, но ответчики назвали его местонахождение "неизвестным". Храпуновы все время знали, что Петелин живет в Калифорнии», — отмечалось в публикации.
«"БТА Банк" также обвинил ответчиков в сокрытии местонахождения ключевого свидетеля Геннадия Петелина. Защита давно утверждала, что оспариваемые деньги, вложенные в США, принадлежали Петелину, чей сын женат на сестре Ильяса Храпунова.

Банк заявил, что иск сделал Петелина "критически важным свидетелем" по этому делу, но ответчики назвали его местонахождение "неизвестным". Храпуновы все время знали, что Петелин живет в Калифорнии», — отмечалось в публикации.
Ильяс Храпунов ранее заявлял, что он легально управлял инвестициями своей семьи и отрицал, что SDGCapitalSA, родительская компания Triadou, была подставной компанией его свекра и что он отмывал любые доходы, полученные незаконным путем. При этом Эндрю Соломон, адвокат Храпуновых, отрицал, что его клиенты совершили что-либо незаконное.

3 сентября 2020 года окружной суд США по южному округу Нью-Йорка вынес очередное постановление против Ильяса и Виктора Храпуновых о назначении штрафа за нарушение порядка судопроизводства. Судья Кэтрин Паркер пришла к выводу, что Храпуновы нарушили многочисленные юридические обязательства, намеренно уничтожали доказательства и давали лживые показания о том, что не имеют доступа к некоторым документам.

Американский суд также «установил, что Храпуновы нарушили некоторые судебные постановления по этому делу, включая запрет на несанкционированное распространение конфиденциальных показаний Ильясом Храпуновым».
«Решение от 3 сентября является продолжением в ряду постановлений суда о назначении штрафа в отношении Храпуновых и Аблязова за неправомерное поведение и нарушение порядка судопроизводства, вынесенных в мае текущего года и июле 2019 года. Данное решение является пятым по счету. Окончательный размер штрафа будет установлен после представления истцами суммы понесенных судебных затрат», — говорилось в сообщении суда.
«Решение от 3 сентября является продолжением в ряду постановлений суда о назначении штрафа в отношении Храпуновых и Аблязова за неправомерное поведение и нарушение порядка судопроизводства, вынесенных в мае текущего года и июле 2019 года. Данное решение является пятым по счету. Окончательный размер штрафа будет установлен после представления истцами суммы понесенных судебных затрат», — говорилось в сообщении суда.

Приговор без исполнения

Приговор без исполнения

В октябре 2018 года Виктор Храпунов заочно был признан виновным в совершенных преступлениях: хищении госимущества, мошенничестве, злоупотреблении должностными полномочиями, получении взяток и легализации похищенного имущества, совершенных ОПГ. Причиненный ущерб государству превысил $250 млн.

Ему было назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в уголовно-исполнительной системе максимальной безопасности, с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности в Национальном банке, финансовых учреждениях, в государственных организациях и других учреждениях.

Лейла Храпунова была приговорена к 14 годам лишения свободы, зять Айяр Ильясов получил 5 лет.

По делу четы Храпуновых прошли свыше 200 свидетелей, материалы дела состояли из 400 томов. Помимо главных фигурантов на скамье подсудимых находились 9 человек, ранее работавших в госучреждениях и в подконтрольных компаниях Храпуновых.

В январе 2021 года Виктор Храпунов получил политическое убежище. Об этом заявила его супруга Лейла.
«С радостью делимся великолепной новостью. 29 декабря 2020 года Федеральный административный суд Швейцарии принял окончательное решение о предоставлении политического убежища в Швейцарии Виктору и Лейле Храпуновым, признав их оппозиционно политическую деятельность против бывшего президента Казахстана, который, несмотря на его отставку в 2019 году, по-прежнему сохраняет неоспоримое влияние на судебную систему своей страны. Таково краткое содержание сообщения пресс-службы Федерального административного Суда Швейцарии», — написала Храпунова в Фейсбук.
«С радостью делимся великолепной новостью. 29 декабря 2020 года Федеральный административный суд Швейцарии принял окончательное решение о предоставлении политического убежища в Швейцарии Виктору и Лейле Храпуновым, признав их оппозиционно политическую деятельность против бывшего президента Казахстана, который, несмотря на его отставку в 2019 году, по-прежнему сохраняет неоспоримое влияние на судебную систему своей страны. Таково краткое содержание сообщения пресс-службы Федерального административного Суда Швейцарии», — написала Храпунова в Фейсбук.
Она уточнила, что журналист главного информационного издания Швейцарии Tages-Anzeiger Маркус Хефлигер на страницах газеты опубликовал подробную статью о многолетних перипетиях признания политического статуса в деле Храпуновых.
«Федеральный административный суд – не первая швейцарская инстанция, вынесшая решение в пользу Храпуновых. В 2014 году Федеральное управление юстиции отклонило экстрадицию Храпунова из-за ситуации с правами человека. В 2018 году офис также отклонил казахстанские запросы о взаимной правовой помощи. А в 2019 году прокурор Женевы закрыл собственное уголовное дело, возбужденное на основании утверждений Казахстана, безрезультатно», — привела Храпунова цитату из статьи Хефлигера.
«Федеральный административный суд – не первая швейцарская инстанция, вынесшая решение в пользу Храпуновых. В 2014 году Федеральное управление юстиции отклонило экстрадицию Храпунова из-за ситуации с правами человека. В 2018 году офис также отклонил казахстанские запросы о взаимной правовой помощи. А в 2019 году прокурор Женевы закрыл собственное уголовное дело, возбужденное на основании утверждений Казахстана, безрезультатно», — привела Храпунова цитату из статьи Хефлигера.
Однако в своем постановлении Федеральный административный суд не исключил возможности и того, что уголовное дело, возбужденное против Храпуновых в Казахстане и в других странах в связи с возможными имущественными преступлениями, предположительно совершенными ими, может быть вполне обоснованным.

В Швейцарии же уголовное дело в отношении Виктора Храпунова, возбужденное в 2012 году в связи с возможным отмыванием денег, было прекращено в ноябре 2019 года.
«Прискорбно, что Федеральный административный суд, с одной стороны, подробно описывает казахстанскую судебную систему как коррумпированную и политически предвзятую и при этом, с другой стороны, расценивает обвинения, выдвинутые этой системой в адрес моих клиентов, как возможно обоснованные», — сказал пресс-секретарь Храпуновых Марк Комина.
«Прискорбно, что Федеральный административный суд, с одной стороны, подробно описывает казахстанскую судебную систему как коррумпированную и политически предвзятую и при этом, с другой стороны, расценивает обвинения, выдвинутые этой системой в адрес моих клиентов, как возможно обоснованные», — сказал пресс-секретарь Храпуновых Марк Комина.

Читайте также

Читайте также

Виктор Храпунов