Ермек Турсунов

Общая информация

Общая информация

Турсунов Ермек Каримжанович родился 20 июля 1961 года.

В 1984 году окончил факультет журналистики КазГУ им. Кирова.

После учебы работал переводчиком в отделе литературы и искусства газеты «Ленинская смена». В 1988-1990 годах обучался на высших курсах сценаристов и режиссеров (направление «Кинодраматургия», мастерская Валерия Фрида и Александра Митты) ВГИКа.

В 1991 году работал в антиядерном движении «Невада-Семипалатинск», как представитель НПО уехал в США «на обучение общественной деятельности». Вернувшись четыре года спустя, работал главным редактором газеты «Избиратель» (орган «Невада-Семипалатинск»). Был генеральным директором государственной телерадиокомпании «Казахстан».

Три года прожил в Европе. В 2004-2006 годах вернулся в РК, работал пресс-секретарем Фонда «Сорос-Казахстан», исполнительным продюсером телерадиокомпании «31 канал».

Режиссерскую карьеру начал в 2008 году.

Турсунов. Начало

Турсунов. Начало

Ермек Турсунов — самый рефлексирующий представитель казахстанской культуры. И, пожалуй, самый «неизведанный». Режиссер, который так любит рассуждать о морали, в далеком прошлом сам демонстрировал не самые лучшие человеческие качества. И речь даже не о его работе пресс-секретарем в Фонде «Сорос-Казахстан». Не отяжеленная моралью трудовая деятельность Турсунова началась в далеких 90-х.

Свидетельств его рабочих подвигов найти сейчас практически невозможно. Сам режиссер предпочитает не вспоминать о своем бесславном прошлом. Но есть информация, что не без его участия была разорена независимая газета «Дат», которая свой первый номер выпустила в 1998 году. Правда, просуществовала она очень недолго.

10 сентября 1998 года районный суд в Алматы вынес решение о выплате огромной компенсации руководителю государственного телеканала «Казахстан-1» (кто бы это мог быть?!) по его иску о клевете к газете «Дат». Последняя организовала систематическую публикацию материалов о коррупции в органах государственной власти. По факту, газета всего лишь перепечатала стенограмму состоявшейся 7 июля пресс-конференции с заявлением бывшего сотрудника телеканала о нецелевом использовании государственных средств его руководством.

Руководитель канала подал на «Дат» в суд, обвинив газету в нанесении ему материального и морального ущерба и потребовав компенсацию в размере 35 млн тг (около $457 тыс.). Вскоре после вынесения судом первой инстанции решения в пользу истца был наложен арест на компьютерное оборудование и другое имущество газеты и заморожены ее банковские счета. Затем, после отказа по апелляциям газеты, другой суд в начале декабря вынес постановление о признании газеты банкротом и о ее закрытии.

Впрочем, что-то правдивое все-таки в публикациях «Дат» было. До того, как обанкротить «Дат», высокоморальный Турсунов был арестован работниками КНБ прямо в своем кабинете и в наручниках препровожден в офис КНБ. Там ему был предъявлен документ, в котором заявлялось, что генеральный директор является подозреваемым по ст. 307 и 314 УК РК (злоупотребление должностными полномочиями, служебный подлог). Через 31 час Турсунов был выпущен с подпиской о невыезде.

А дальше раскрылись все грани тонкой и ранимой души будущего светоча казахстанского кинематографа. Как Турсунов чуть позже сам рассказывал в интервью того периода, ему инкриминировали ряд нарушений. Например, факт покупки сотового телефона на деньги корпорации, который не был поставлен на баланс организации. Получается, что он приобрел личный телефон за счет организации и наговорил по нему с января по май на 90 тыс. тг. Такая же ситуация случилась и с пейджером, который тоже был куплен на средства корпорации и не поставлен на баланс. Но, как уверял Турсунов, возникшие вопросы нужно было адресовать не только ему, а еще и бухгалтерии корпорации и его заместителям по финансово-экономическим вопросам.

Кроме того, Турсунову инкриминировалось неправильное оформление поступивших от некоего ТОО средств в размере 200 тыс. тг за аренду помещений в здании корпорации.

Также Турсунов являлся подозреваемым и в том, что предоставил без оплаты телевизионную аппаратуру для съемок празднования Наурыза. Действовал он по письму из акимата и никаких документов на эту услугу не оформил.

Но, тем не менее, съемочная группа получила за работу гонорар в $600 (50 400 тг по курсу того времени). Почти половина этой суммы — 20 тыс. тг — была передана Турсунову. На минуточку, тогда зарплата рядовых сотрудников канала составляла всего 5-7 тыс. тг в месяц.

В интервью Турсунов грехи за «левак» свалил на пожилого оператора. Мол, он и раньше был замечен в любви к «халтурам», а сам глава телеканала отправил съемочную группу «полевачить» по просьбе акимата лишь из любви к искусству.

Нашел объяснение Турсунов и своему аресту:
«Я начал задавать "неудобные" вопросы: почему на телеканале идет бесконечный "прокат" одной и той же "мыльной оперы"; почему половина служебных машин, купленных в 1992-94 годах, разукомплектована; почему не доделан ремонт? Мне бы хотелось также знать ответ на вопрос, куда деваются деньги от рекламы, почему так низки рекламные расценки - минута рекламы продается в среднем по 60 долларов? У нас в стране только два государственных канала, причем, у РК ТРК охват территории больше, чем у "Хабара", а мы влачим жалкое существование. Я задавал вопросы своим вышестоящим руководителям: президенту, вице-президенту корпорации. Обращался неоднократно устно и в письменной форме, писал официальные служебные записки. Я бил тревогу по поводу того, что Казахское телевидение утратило свои позиции. Наверное, не всем это нравилось…».
«Я начал задавать "неудобные" вопросы: почему на телеканале идет бесконечный "прокат" одной и той же "мыльной оперы"; почему половина служебных машин, купленных в 1992-94 годах, разукомплектована; почему не доделан ремонт? Мне бы хотелось также знать ответ на вопрос, куда деваются деньги от рекламы, почему так низки рекламные расценки - минута рекламы продается в среднем по 60 долларов? У нас в стране только два государственных канала, причем, у РК ТРК охват территории больше, чем у "Хабара", а мы влачим жалкое существование. Я задавал вопросы своим вышестоящим руководителям: президенту, вице-президенту корпорации. Обращался неоднократно устно и в письменной форме, писал официальные служебные записки. Я бил тревогу по поводу того, что Казахское телевидение утратило свои позиции. Наверное, не всем это нравилось…».
По словам Турсунова, он старался поднять телевидение (позднее он точно так же будет стараться поднять кинематограф).
«Когда я пришел, здесь на складах даже гвоздей не было. Техника старая – все сыплется. Люди разбежались на другие каналы, где выше зарплата. Но я старался сделать все, что мог: появились новые программы, новые лица в эфире. Но наверное, кому-то было выгодно, чтобы Казахского телевидения не существовало. Корпорации фатально "не везло" на руководителей. За последние несколько лет, предшествовавших моему приходу, корпорацией руководили Шерхан Муртаза, Лейла Бекетова, Аширбек Копишев, Камал Смаилов, Гадильбек Шалахметов. Но никто долго не задержался», — причитал Турсунов.
«Когда я пришел, здесь на складах даже гвоздей не было. Техника старая – все сыплется. Люди разбежались на другие каналы, где выше зарплата. Но я старался сделать все, что мог: появились новые программы, новые лица в эфире. Но наверное, кому-то было выгодно, чтобы Казахского телевидения не существовало. Корпорации фатально "не везло" на руководителей. За последние несколько лет, предшествовавших моему приходу, корпорацией руководили Шерхан Муртаза, Лейла Бекетова, Аширбек Копишев, Камал Смаилов, Гадильбек Шалахметов. Но никто долго не задержался», — причитал Турсунов.
По его словам, за неделю до его ареста президент корпорации Ерлан Сатыбалдиев предложил ему написать заявление об уходе с поста генерального директора АЦ РК ТРК по собственному желанию.
«Я отказался. Более того, я сказал, что этого так не оставлю. Через неделю меня арестовали. Но ведь не я развалил Казахское телевидение. Это факт: оно дышит на ладан и если не будет финансовых, технических вливаний, хороших человеческих ресурсов – Казахское телевидение погибнет. А меня хотят сделать крайним. Я считаю, что идет конкретное давление на меня… Но если мы живем в цивилизованном государстве, верховенство закона должно быть выше "телефонного права" и солидных должностей», — сказал Турсунов.
«Я отказался. Более того, я сказал, что этого так не оставлю. Через неделю меня арестовали. Но ведь не я развалил Казахское телевидение. Это факт: оно дышит на ладан и если не будет финансовых, технических вливаний, хороших человеческих ресурсов – Казахское телевидение погибнет. А меня хотят сделать крайним. Я считаю, что идет конкретное давление на меня… Но если мы живем в цивилизованном государстве, верховенство закона должно быть выше "телефонного права" и солидных должностей», — сказал Турсунов.
Заявления Ермека Турсунова не остались незамеченными: в июне 1998 года газета «Казахстанская правда» опубликовала интервью с президентом РК ТРК Ерланом Сатыбалдиевым. Рассказывая о предыстории ареста Турсунова, Сатыбалдиев заявил, что события разворачивались следующим образом: 4 мая, когда Сатыбалдиев прибыл из Астаны в Алматы, к нему подошел генеральный директор АЦ РК ТРК и предупредил, что два офицера КНБ шантажируют его, предлагая выступить в роли провокатора, чтобы скомпрометировать Сатыбалдиева путем передачи взятки, которую Сатыбалдиев якобы вымогает у Турсунова. В противном случае грозили дать ход делу о финансовых нарушениях, к тому моменту выявленных ими в Алматинском центре.

По словам Сатыбалдиева, он написал заявления на имя прокурора Алматы, министра информации и общественного согласия и в КНБ о незаконных действиях сотрудников КНБ. Через некоторое время руководство КНБ уведомило его о том, что виновные наказаны. А 3 июня Турсунов был арестован работниками КНБ, но очень быстро отпущен.

И, судя по всему, начал практиковать свои, сейчас уже привычные, стенания, о том, как все плохо. Этот вывод можно сделать потому, что в интервью «Казправде» Сатыбалдиев оправдывался за обвинения Турсунова «в отсутствии информации о рекламных деньгах на канале».

Он объяснил, что до 1997 года доход от рекламы на канале «Казахстан-1» составлял $200 тыс. в год. В 1997 году начался кризисный период: агентство «Хабар» выделилось в отдельный канал — освободился прайм-тайм. Как рассказывал Сатыбалдиев, заполнять его было нечем, рейтинг собственных программ канала был нулевой, а на закупку программ не было средств.

Тогда было заключено генеральное соглашение с «Ист Юроп Консалтинг», в результате которого был получен доход от рекламы в два раза больший, чем за предыдущий год, канал получил свыше 500 часов программной продукции и рейтинговый сериал «Даллас». По словам Сатыбалдиева, в 1998 году он поднял планку гарантированной суммы на «Интернешнл-Азия», которое было предупреждено: если темп поступлений от рекламы не будет удовлетворять руководство канала, соглашение будет расторгнуто. Однако агентство работало успешно.

Одновременно руководство канала искало агентство, которое бы на выгодных для корпорации условиях обеспечивало гарантированный платеж. Такие переговоры, по словам Сатыбалдиева, вел Ермек Турсунов с рекламным агентством «ТВ Медиа». Со слов Сатыбалдиева, Турсунов очень активно настаивал на передаче на три года эксклюзивного права размещения рекламы на каналах «Казахстан-1» и «Алатау» за $800 тыс. без права ежегодного пересмотра этой суммы больше, чем на 15%.

Когда, по словам Сатыбалдиева, он провел переговоры с агентством, то гораздо большая цифра — в $1 млн — оказалась для агентства приемлемой.
«Подпиши я договор в том виде, в каком предлагал Е. Турсунов, я бы действительно нанес ущерб корпорации, поставив ее на три года в кабальные условия», — заявил президент РК ТРК.
«Подпиши я договор в том виде, в каком предлагал Е. Турсунов, я бы действительно нанес ущерб корпорации, поставив ее на три года в кабальные условия», — заявил президент РК ТРК.

Остановись, Ермек!

Остановись, Ермек!

Каким-то чудным образом уголовное дело Ермека Турсунова было прекращено, а сам он отбыл в Европу (по другим сведениям – в США) залечивать психологические травмы. Вернувшись на родину в начале нулевых, Турсунов какое-то время поработал в Фонде Сороса и на «31 Канале», а в 2008 году выпустил свой первый фильм — «Невестка» (Келін) и ввязался в первый, но далеко не последний свой режиссерский скандал. И его отголоски дадут о себе знать через десять лет.
Кадры из кинофильма «Келин»
Ну, а тогда между новоявленным режиссером и киностудией «Казахфильм», которой принадлежали права на «Келин», возникло, мягко говоря, недопонимание. Экспертному совету киностудии некоторые сцены фильма показались не совсем приличными и Турсунова попросили перемонтировать ленту. Но внезапно возомнивший себя гением эпохи Турсунов категорически от этого отказывался.
«Ермек Турсунов передал авторские права на фильм "Казахфильму" и получил за это хорошие деньги. Он подписал с нами два договора. Один на 6,6 млн тг [около $43 тыс.], а другой на 2,5 млн тг [около $17 тыс.]. За режиссерские и сценарные работы. И теперь, отказываясь перемонтировать фильм, он тем самым нарушает договор. Спрашивается, зачем тогда он подписывал эти документы? И все же я не оставляю надежду, что Ермек Турсунов осознает свою неправоту и мы вместе с ним сядем, обсудим все и придем к разумному решению. Еще раз хочу подчеркнуть, что я глубоко уважаю Турсунова», — сказал на одной из пресс-конференций директор «Казахфильма» Ермек Аманшаев.
«Ермек Турсунов передал авторские права на фильм "Казахфильму" и получил за это хорошие деньги. Он подписал с нами два договора. Один на 6,6 млн тг [около $43 тыс.], а другой на 2,5 млн тг [около $17 тыс.]. За режиссерские и сценарные работы. И теперь, отказываясь перемонтировать фильм, он тем самым нарушает договор. Спрашивается, зачем тогда он подписывал эти документы? И все же я не оставляю надежду, что Ермек Турсунов осознает свою неправоту и мы вместе с ним сядем, обсудим все и придем к разумному решению. Еще раз хочу подчеркнуть, что я глубоко уважаю Турсунова», — сказал на одной из пресс-конференций директор «Казахфильма» Ермек Аманшаев.
Член экспертного совета Гульнар Сарсенова и вовсе обвинила Турсунова в плагиате:
«Есть плагиат с японского фильма "Легенда о Нараяме". Для того чтобы фильм был цельным, мощным, ярким произведением, я бы сократила некоторые длинноты, эпизоды, чтобы придать динамичность. Чтобы он приобрел свою особенность. В фильме есть шикарные моменты, великолепные видеоряды, чудесные пейзажи. И не хватает лишь рывка, чтобы этот фильм стал действительно штучным произведением. Чтобы после мы все могли гордиться, что выдали в мир достойное произведение.

Я считаю, что все претензии Ермека – это просто его личные амбиции, которые только вредят делу. Я, как профессионал, вижу, что фильм сырой, недоработанный. Над ним надо еще работать и работать. Просто Ермеку надо успокоиться, посмотреть на свой фильм критическим взглядом и понять, что члены Экспертного совета дают ему дельный совет».
«Есть плагиат с японского фильма "Легенда о Нараяме". Для того чтобы фильм был цельным, мощным, ярким произведением, я бы сократила некоторые длинноты, эпизоды, чтобы придать динамичность. Чтобы он приобрел свою особенность. В фильме есть шикарные моменты, великолепные видеоряды, чудесные пейзажи. И не хватает лишь рывка, чтобы этот фильм стал действительно штучным произведением. Чтобы после мы все могли гордиться, что выдали в мир достойное произведение.

Я считаю, что все претензии Ермека – это просто его личные амбиции, которые только вредят делу. Я, как профессионал, вижу, что фильм сырой, недоработанный. Над ним надо еще работать и работать. Просто Ермеку надо успокоиться, посмотреть на свой фильм критическим взглядом и понять, что члены Экспертного совета дают ему дельный совет».
В 2020 году Ермек Турсунов, тогда уже председатель Союза кинематографистов РК, обвинил Гульнар Сарсенову в коррупции. Антикоррупционная служба начала расследования и в итоге завела уголовное дело на Сарсенову. Однако последняя «спорную» сумму вернула, и расследование было прекращено в связи с «деятельным раскаянием».

Впрочем, тогдашнее стремление Турсунова «очистить ряды», скорее, напоминали попытку защититься от нападок в свой адрес. В самом начале 2020 года режиссер Ахат Ибраев обратился к Касым-Жомарту Токаеву и Нурсултану Назарбаеву с призывом дать должную оценку действиям главы Союза кинематографистов Ермека Турсунова.
«Старшее поколение в лице кинорежиссера Ермека Турсунова и его команды ведет явную и скрытую работу по дестабилизации обстановки в отечественной культуре, по полному обездвиживанию молодых деятелей культуры», — писал Ибраев.
«Старшее поколение в лице кинорежиссера Ермека Турсунова и его команды ведет явную и скрытую работу по дестабилизации обстановки в отечественной культуре, по полному обездвиживанию молодых деятелей культуры», — писал Ибраев.
По его словам, именно он помешал умышленному разрушению и обесцениванию исторического здания Дома кино, расположенного в центре Алматы, которое хотел инициировать Турсунов. А позже в отношении Ибраева и вовсе хотели завести уголовное дело.
«В 2018 году ими был инициирован съезд Союза кинематографистов. Темой съезда был вопрос о моем немедленном смещении. Люди пришли на съезд, но, увидев в качестве «группы поддержки» Турсунова таких авторитетов, как Олжас Сулейменов, Асанали Ашимов, Мурат Ауэзов, они поняли, за кем сила в данный момент. И съезд – в обход всех правил, за 15 минут, без избирательных бюллетеней – проголосовал, поддержав мое смещение», — заявлял Ибраев.
«В 2018 году ими был инициирован съезд Союза кинематографистов. Темой съезда был вопрос о моем немедленном смещении. Люди пришли на съезд, но, увидев в качестве «группы поддержки» Турсунова таких авторитетов, как Олжас Сулейменов, Асанали Ашимов, Мурат Ауэзов, они поняли, за кем сила в данный момент. И съезд – в обход всех правил, за 15 минут, без избирательных бюллетеней – проголосовал, поддержав мое смещение», — заявлял Ибраев.
По его словам, цель Турсунова была очень приземленная: создать условия для незаконной приватизации здания Дома кино в Алматы.
«Кроме того, сейчас он предпринимает шаги, чтобы отменить Закон РК "О кинематографии", чтобы в вопросах финансирования кинопроектов все оставалось по-прежнему, когда деньги в Казахфильме раздавались верным друзьям, а студия забирала себе крупную долю от поступающих средств».
«Кроме того, сейчас он предпринимает шаги, чтобы отменить Закон РК "О кинематографии", чтобы в вопросах финансирования кинопроектов все оставалось по-прежнему, когда деньги в Казахфильме раздавались верным друзьям, а студия забирала себе крупную долю от поступающих средств».
Кинокритик Карим Кадырбаев рассказал о том, как 25 февраля 2020 года прошла встреча молодых кинематографистов с Ермеком Турсуновым, на которой присутствовали режиссеры Нурлан Коянбаев, Нуртас Адамбай и продюсер Баян Алагузова.
«На сцене уже вещал господин Турсунов. Традиционный бенефис с байками в стиле "а вот у меня на фронте интересный случай был…" и обязательными "вот эту же знаете, которая уважаемый продюсер, так я ее на улице подобрал, отмыл, в платье переодел, хрустальные туфельки выдал, тыкву в "Камри 30" превратил и вот теперь она вон у нас кто". Спасибо мне, что я есть у вас», – писал Кадырбаев на своей странице в Фейсбук.
«На сцене уже вещал господин Турсунов. Традиционный бенефис с байками в стиле "а вот у меня на фронте интересный случай был…" и обязательными "вот эту же знаете, которая уважаемый продюсер, так я ее на улице подобрал, отмыл, в платье переодел, хрустальные туфельки выдал, тыкву в "Камри 30" превратил и вот теперь она вон у нас кто". Спасибо мне, что я есть у вас», – писал Кадырбаев на своей странице в Фейсбук.
После этого, по словам Кадырбаева, Турсунов предложил всем объединиться и спасать «Казахфильм».
«Это дежурное занятие нашего старшего поколения. Что-то спасать. То "Казахфильм", то Дом кино. Я вышел к микрофону и зачитал несколько цитат из его различных интервью, в которых он, не стесняясь называет ряд действующих молодых кинематографистов "шелупенью", "лилипутами", а их творчество "не кино". Вопрос мой был следующим: "Ермек Каримжанович, а, собственно, зачем вы хотите объединиться с шелупенью и лилипутами?" Дальше подключились как-раз таки оскорбленные стороны: Нурлан Коянбаев, Нуртас Адамбай и Баян Алагузова, которым, будем до конца откровенны, проблемы "Казахфильма" индифферентны. Они никогда не снимали ничего на государственные деньги и на государственной студии», — рассказывал кинокритик.
«Это дежурное занятие нашего старшего поколения. Что-то спасать. То "Казахфильм", то Дом кино. Я вышел к микрофону и зачитал несколько цитат из его различных интервью, в которых он, не стесняясь называет ряд действующих молодых кинематографистов "шелупенью", "лилипутами", а их творчество "не кино". Вопрос мой был следующим: "Ермек Каримжанович, а, собственно, зачем вы хотите объединиться с шелупенью и лилипутами?" Дальше подключились как-раз таки оскорбленные стороны: Нурлан Коянбаев, Нуртас Адамбай и Баян Алагузова, которым, будем до конца откровенны, проблемы "Казахфильма" индифферентны. Они никогда не снимали ничего на государственные деньги и на государственной студии», — рассказывал кинокритик.
Претензии молодых кинематографистов к Турсунову возникали и до 2020 года. Например, в сентябре 2019 года он опубликовал размышления после поездки в столицу.
«Получается замкнутый круг. Убогая, беззубая творческая интеллигенция и невзыскательный зритель (слушатель, читатель), который "схавает" любую подделку. Сегодня знаковыми людьми культуры Казахстана стали такие люди, как баянесентаева, кайратнуртас, тореали и прочие. Если у нас такие культурные маяки, то что мы за народ?», — исходил в стенаниях Турсунов.
«Получается замкнутый круг. Убогая, беззубая творческая интеллигенция и невзыскательный зритель (слушатель, читатель), который "схавает" любую подделку. Сегодня знаковыми людьми культуры Казахстана стали такие люди, как баянесентаева, кайратнуртас, тореали и прочие. Если у нас такие культурные маяки, то что мы за народ?», — исходил в стенаниях Турсунов.
Баян Есентаева решила не проходить молча мимо довольно оскорбительных выпадов режиссера и ответила на критику:
«Какая честь, меня назвали главным деградантом целой нации! Господин Турсунов, вы уже много лет с завидным постоянством задеваете мою честь и достоинство, у меня к вам вопрос: у вас и правда настолько "маленький член", чтобы так долго бороться со мной и моим творчеством?».
«Мы знаем, наша духовная элита говорит одно, делает другое, думает третье. Ермек, к сожалению, не стал исключением. Что касается его взаимоотношений с молодыми режиссерами, то, еще не успев стать агашкой, он демонстрирует амбиции и неуважительное отношение к другим.

Он почему-то думает, будто казахский кинематограф начинается и заканчивается только им. Я наблюдал, как он разговаривает и общается с другими кинематографистами: не говорит, а изрекает, вещает. Его менторский тон всем уже порядком поднадоел. Ну, коль так, то многие из нас вправе сказать ему: "Остановись, Ермек! Уйми свою гордыню!"».
«Какая честь, меня назвали главным деградантом целой нации! Господин Турсунов, вы уже много лет с завидным постоянством задеваете мою честь и достоинство, у меня к вам вопрос: у вас и правда настолько "маленький член", чтобы так долго бороться со мной и моим творчеством?».
Не знаем, как там с членом, но натура Турсунова, при всех его попытках выглядеть масштабно, весьма ничтожна. Не зря в марте 2020 года известный казахстанский режиссер Сергей Азимов сказал:
«Мы знаем, наша духовная элита говорит одно, делает другое, думает третье. Ермек, к сожалению, не стал исключением. Что касается его взаимоотношений с молодыми режиссерами, то, еще не успев стать агашкой, он демонстрирует амбиции и неуважительное отношение к другим.

Он почему-то думает, будто казахский кинематограф начинается и заканчивается только им. Я наблюдал, как он разговаривает и общается с другими кинематографистами: не говорит, а изрекает, вещает. Его менторский тон всем уже порядком поднадоел. Ну, коль так, то многие из нас вправе сказать ему: "Остановись, Ермек! Уйми свою гордыню!"».

Немного фактов

Немного фактов

В 2012 году Ермек Турсунов оказал мощное содействие в освобождении режиссера Булата Атабаева. Последний, правда, посчитал своего друга агентом КНБ. И мы даже не будем связывать это с историей 1998 года. Достаточно того, что на пресс-конференции Атабаева после освобождения Турсунов восхищался наступившей в КНБ «оттепелью».

В ноябре 2013 года Ермек Турсунов пожал плоды своего сотрудничества с Фондом Сороса. Общественный фонд «Шапагат – Орта Азия» при поддержке ФСК провел показ кинофильма «Шал» в ведущих вузах Южно-Казахстанской области с последующим обсуждением. Целью проекта стало «вовлечение студенческой молодежи в обсуждение актуальных тем, волнующих казахстанское общество, на основе одного из лучших произведений современной отечественной кинопродукции».

В августе 2020 года появилось открытое письмо художника Куата Тлеубаева, который обвинил Турсунова и компанию «Турсуновфильм» в подделке подписей и использовании его имени для отмыва денег. Речь — о картине «Выбор», производство которой компании Турсунова профинансировал Госцентр поддержки нацкино.

Во всех документах Куат Тлеубаев фигурирует, как художник-постановщик проекта. При этом, он утверждал, что ничего не подписывал, на площадке не был и денег за этот фильм не получал. С вопросами он обратился к Турсунову, работавшему режиссером данного фильма, и к директору ТОО «Турсуновфильм» Канату Торебаю.

На документах действительно есть подписи под фамилией Тлеубаев. Согласно авторскому договору и актам выполненных услуг художник-постановщик получил за свою работу 1 920 000 тг. Его же фамилия стоит во внутренних приказах «Турсуновфильма» о запуске подготовительного периода и фигурирует в отчетах. При этом в производственном отчете о подготовительном периоде съемок фильма «Выбор» нет ни одной фотографии, на которой был бы изображен Куат Тлеубаев за работой.

Турсунов и здесь не изменил себе и с присущим ему пафосом и жирной долей уничижительности по отношению к оппоненту ответил:
«Гражданин Тлеубаев! Ознакомился с вашей жалобой, которую вы адресуете в Прокуратуру и Министерство культуры. Полагаю, компетентные органы разберутся с вашими претензиями. От себя по существу заданных вами вопросов могу пояснить следующее.

Компанией "Турсуновфильм" проведено внутреннее расследование, в ходе которого установлено, что на всех финансовых документах по проекту "Выбор" стоит ваша личная подпись. Имеются в виду договор, расходные ордера, акты выполненных работ и т. д. В связи с этим считаю ваши претензии необоснованными.

P.S. И, Куат, я тебя прошу. В следующий раз попроси людей, которые пишут за тебя тексты, делать это по возможности грамотно. Столько ошибок, стилистических, грамматических, я уж не говорю о знаках препинания! Ну, или хотя бы отдавайте текст потом на проверку корректорам. И, конечно, очень жаль, что ты стал игрушкой в чужих руках. Я прекрасно понимаю, кто за всем этим стоит. Но ты сделал свой выбор, и теперь тебе с этим жить. В тридцатые годы таким, как ты, цены не было…».
«Гражданин Тлеубаев! Ознакомился с вашей жалобой, которую вы адресуете в Прокуратуру и Министерство культуры. Полагаю, компетентные органы разберутся с вашими претензиями. От себя по существу заданных вами вопросов могу пояснить следующее.

Компанией "Турсуновфильм" проведено внутреннее расследование, в ходе которого установлено, что на всех финансовых документах по проекту "Выбор" стоит ваша личная подпись. Имеются в виду договор, расходные ордера, акты выполненных работ и т. д. В связи с этим считаю ваши претензии необоснованными.

P.S. И, Куат, я тебя прошу. В следующий раз попроси людей, которые пишут за тебя тексты, делать это по возможности грамотно. Столько ошибок, стилистических, грамматических, я уж не говорю о знаках препинания! Ну, или хотя бы отдавайте текст потом на проверку корректорам. И, конечно, очень жаль, что ты стал игрушкой в чужих руках. Я прекрасно понимаю, кто за всем этим стоит. Но ты сделал свой выбор, и теперь тебе с этим жить. В тридцатые годы таким, как ты, цены не было…».
Ермек Турсунов